Выходные

АВТОР: Rebecca
БЕТА: Кошка aka koshka_kat и hvost1

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Малфой, слушай, а давай куда-нибудь смотаемся на выходные, а? Вместе. Сайд-стори к фику "Restitutio ad integrum"






- Малфой, слушай, а давай куда-нибудь смотаемся на выходные, а? Вместе. - Главный Аврор осторожно касается кончиком языка мягкого, бледно-розового соска, и по телу Драко медленно, сладко растекается щекочущее тепло.

- Куда, например?

- Ну… например, в Париж. Вроде и рядом, а я там был всего два раза… и не видел ничего - только отель и тамошний Аврорат.

- Спятил, Поттер? – раздражённо отвечает Малфой. - Я там бываю минимум четыре раза в год. Ещё не хватало в твоей компании налететь на кого-нибудь из знакомых… знаешь, если так уж приспичило – отправляйся туда с Уизелом, он тоже вряд ли выбирался куда-то дальше Косой Аллеи.

- Я с тобой хотел, - лицо Гарри грустнеет, яркие губы морщатся совсем по-мальчишески, и это выражение детской обиды так не свойственно его властному лицу, и так не вяжется с нитями ранней седины, прошивающими растрепанную шевелюру, что Драко неожиданно смягчается.

- Ладно. Мерлин с тобой. Но только не во Францию – думаю, мы можем позволить себе Амстердам, я там был очень давно, и если не соваться в магический квартал, проблем, скорее всего не возникнет.

- Гей-столица мира? – ухмыляется Поттер и с нажимом проводит языком по груди Драко. – Уговорил… Чарли там бывал, говорит, многое понравилось.



Малфою нет нужды объяснять жене причины субботней отлучки, а Поттер за целый год превосходно научился пудрить мозги своей рыжеволосой гарпии. Уже в следующую субботу они оказываются в Нидерландах: Драко добирается туда прямым портключом, а Гарри – маггловским самолётом, чтобы не вызвать в Транспортном отделе нездорового ажиотажа.

... В Амстердаме холодно, ветрено, низкое хмурое небо морщинится волнистыми ртутно-серыми тучами, и, в маггловской одежде, без привычного кокона длинной мантии, Малфой чувствует себя крайне неуютно. Он злится и искоса посматривает на Поттера, который, не замечая его раздражения, восторженно оглядывается вокруг, поминутно сверяясь с путеводителем. Гарри радует всё: высокие колокольни, синеватая рябь на поверхности многочисленных каналов и, разумеется, местные магглы, которые, в силу какой-то странной традиции, всюду разъезжают на чудовищных штуках, именуемых «велосипед». Поттер что-то бормочет о своём детстве и даже предлагает любовнику взять парочку таких монстров напрокат, но, поймав короткий взгляд серых глаз, моментально затыкается, делая вид, что не больно-то и хотелось.

Они выходят на берег Амстеля. Magere Brug, старинный деревянный мост, указанный в поттеровском путеводителе, забит суетящимися туристами, которые стремятся запечатлеть эту достопримечательность на плёнке. У Поттера с собой тоже есть маггловская фотокамера, и Главный Аврор просит Драко встать на фоне реки и сделать лицо попроще. Малфой, скучая, выпрямляется у резных перил, и через секунду жадный порыв ветра срывает с его волос узкую бархатную ленту. Освобождённые длинные пряди ложатся на худые плечи, слабый лучик солнца, вынырнувший из месива облаков, рассыпает по белокурому изобилию горсть сверкающих искр, и группа японских магглов начинает восторженно, словно стайка голодных воробьёв, чирикать и громко щёлкать клювами фотоаппаратов. Поттер улыбается, глядя на это зрелище. Настроение у Драко резко подскакивает вверх и, сойдя с моста, он даже соглашается на дальнейшую прогулку. Улетевшую ленту они обнаруживают зацепившейся за ветку здоровенного дуба и, пока Гарри загораживает любовника спиной, Малфой втихаря призывает её Акцио.

Дальнейшим пунктом поттеровской программы идёт посещение Rijksmuseum. В детстве Драко с родителями бывал здесь неоднократно, и теперь он равнодушно смотрит на многочисленные картины и скульптуры, несколько оживляясь только при виде коллекции старинной мебели. Огромное ложе, выполненное в гриффиндорских ало-золотых тонах, с резными ножками и фигурными столбиками под балдахин так и тянет его к себе. Он воображает себе смуглое тело, распростёртое на льняных простынях… и ощущает знакомое шевеление в области паха.

- А мы бы неплохо смотрелись на этой кровати, Поттер, - полуобернувшись, шепчет Малфой в знакомое тёплое ухо, - как думаешь?

И вдруг понимает, что – Мерлин-и-мать-его-за-ногу – ухо-то абсолютно незнакомое, и его обладатель, русоволосый парень-маггл, смотрит на Драко с нездоровым интересом, а грёбаный Поттер застрял перед каким-то потрёпанным гобеленом и во все глаза таращится на бледных полногрудых пастушек.

Малфой окатывает наглеца ледяным взглядом, пробирается сквозь говорливую толпу экскурсантов и впивается пальцами в поттеровскую руку.

- У тебя культурный шок, придурок? – шипит он, терзая мускулистое предплечье сквозь ткань идиотской маггловской рубашки, - какого Мерлина ты здесь застрял?!

- А? – Поттер с ухмылкой оборачивается к нему, - нет, ты только посмотри – ну, вылитая Спраут… наверное, у неё в роду были голландцы.

Драко смотрит на призывно изгибающуюся на переднем плане гобелена пышнотелую красотку в здоровенной шляпе с обвислыми полями, хмыкает и тащит любовника к выходу.

- Поттер, на сегодня с меня хватит высокого искусства – оно разлагающе действует на твои неокрепшие мозги. Вечер мы посвятим элементарным развлечениям.



… Вывеска «Reguliersdwarsstraat» над входом в кафе-шоп вполне ясно указывает на пристрастия посетителей этого заведения. Помещение маленькое, полутёмное, столики стоят почти вплотную друг к другу, а в воздухе висит знакомый Драко со студенческих лет сладковатый тяжкий аромат. Маггловская музыка остро жалит нервы, на танцполе бешено извиваются тела, в «травяном меню» обнаруживается аж двадцать пять различных наименований. Поттер смотрит вокруг широко раскрытыми глазами и заметно напрягается, когда к ним подходит полуголый раскрашенный официант. Впрочем, через полчаса, приятно расслабленный после приличной дозы специфического местного «коктейля», он уже чувствует себя как рыба в воде и оживлённо болтает с парнем, который сидит за соседним столиком. Парень прилично владеет английским, да ещё и работает в какой-то маггловской структуре, аналогичной Аврорату. И он смотрит на Поттера весьма и весьма заинтересованно.

Спустя некоторое время Драко начинает злиться. Он уже готов прямым текстом сказать кретину, что тот зря распускает перья, но в этот момент его локтя вкрадчиво касаются чьи-то пальцы, и ухо щекочет негромкое:

- Скучаешь, беленький?

Малфой оборачивается. В придвинувшемся к нему молодом мужчине явно видна африканская кровь – в тусклом свете маггловских ламп его кожа выглядит как расплавленный шоколад, а тёмные глаза обжигают густым, янтарно-коричневым жаром. Драко медленно усмехается.

- Уже нет.

- Может… - и незнакомец кивает в сторону танцпола.

- Пошли.

Они одновременно поднимаются из-за столиков и проходят туда, где куча разнообразных магглов сплетается друг с другом под неумолчный рокот музыки. Краем глаза Малфой видит, что Поттер оторвался от разговора и провожает его тяжёлым взглядом. Горячие руки ложатся на предплечья Малфоя, но он мягко отстраняется и откидывает голову назад, так, что длинные волосы рассыпаются по спине гладкой серебристой волной. Глаза чернокожего вспыхивают. Драко коротко усмехается и медлительным тягучим движением поднимает руки. Его пальцы чувственно скользят сверху вниз по маленьким пуговицам, расстёгивая их, тело движется плавно, текуче, полностью отдаваясь обволакивающей густоте музыки. Малфой медленно распахивает рубашку, и острые разноцветные лучики, вырывающиеся из дырчатого шара под потолком кафе, высвечивают бледную, как мрамор, кожу и нежную розовость небольших сосков. Африканец делает шаг вперёд, а уже в следующую секунду раздаётся звучный, даже сквозь шум музыки и голосов, грохот отодвинутого стула, и Поттер начинает пробираться к выходу. Драко вновь усмехается, легко соскакивает с танцпола и, провожаемый расстроенным взглядом несостоявшегося партнёра и разочарованным свистом остальных посетителей, движется вслед за ним.

Выйдя на улицу, он, без каких-либо прелюдий, получает в глаз и шлёпается задницей на блестящую от дождя мостовую, больно ударившись копчиком о выпуклый булыжник. Поттер возвышается над ним, как статуя Аврора Мстящего, и явно раздумывает, не врезать ли Малфою ещё. Впрочем, пока Драко вскакивает и выхватывает из кармана брюк палочку, намереваясь обездвижить любовника Ступефаем и пришибить его к мерлиновой матери, эта полукровная скотина успевает аппарировать.

Малфой, злой как пикси, стоит под дождём, думая, что Поттер, скорее всего, отправился зализывать своё оскорблённое самолюбие в отель, и что сам Драко не пойдёт туда даже под угрозой Авады. Он решает дождаться «Чёрного Тюльпана» - нидерландского аналога «Ночного Рыцаря» - отходит подальше от кафе-шопа и присаживается на влажный, шершавый край тротуара. Его терпение ещё не успевает иссякнуть окончательно, когда в воздухе раздаётся негромкий хлопок, из-за пелены дождя появляется Поттер, хватает Малфоя в охапку и аппарирует вместе с ним прямо в номер.

Вырвавшись из крепких рук, Драко отскакивает подальше и всё же выхватывает палочку. Поттер не пытается извлечь свою, и, пару мгновений спустя, Малфой опускает руку, накладывает на себя Высушивающие Чары и садится в кресло.

- Извини, - говорит Поттер.

Драко молчит.

- Извини. Я не хотел. Просто… вышел из себя.

Драко откидывается на спинку кресла и склоняет голову набок.

- Ну, хочешь – ударь меня тоже.

А вот это уже интересно.

Драко окидывает Поттера долгим взглядом и презрительно говорит:

- Мерлина ради, да я в жизни не опущусь до маггловского мордобоя.

Поттер прикусывает губу.

- Драко. Ну, прости.

- Знаешь, я, пожалуй, прощу тебя… если ты компенсируешь мне так гнусно закончившийся вечер. Соображаешь?

После паузы, которая просто заполнена поттеровской растерянностью, лицо Главного Аврора заливается багровым румянцем.

- Нет.

- Как знаешь, - Драко отворачивается.

- Малфой, что угодно – но не это.

- Или это – или вали отсюда и дай мне расслабиться в тишине.

- Малфой…

- Всё, разговор окончен, - и Драко делает вид, что поднимается.

- Сидеть! – рявкает Поттер и добавляет:

- Мерлин с тобой. Ладно. Расскажешь кому-нибудь – убью.

- Ну что ты. Я ещё жить хочу, - Драко опускается обратно в мягкое кресло и призывает из мини-бара бутылку французского коньяка и широкий бокал, - и не забудь о музыке.

Пару секунд Поттер смотрит на него в упор. Потом, устало вздохнув, нашаривает на журнальном столике штуку, с помощью которой включается ящик с маггловскими движущимися картинками, обиженно сопя, долго щёлкает кнопками и, выбрав, наконец, нужную программу, выходит на середину комнаты. Драко откидывается на спинку кресла.

- Чего же ты ждёшь? – тянет он, согревая в ладонях тяжёлый бокал.

Поттер обречённо вздыхает. И, довольно неумело вращая бёдрами, начинает медленно расстёгивать пуговицы своей рубашки.

* * *

… По возвращении домой, воскресным вечером во время ужина в Малфой-мэнор, Драко занят тем, что перебирает в голове приятные воспоминания и крутится на стуле в попытках безболезненней сесть. Но последнее его не смущает. Мистер Малфой всерьёз озабочен выбором маршрута на следующую субботу – возможно, Поттера заинтересует Дом-музей Гауди… в Барселоне в это время года по крайней мере тепло.

_______________________________

в тексте есть отсылка к стихотворению Огдена Нэша.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni