Первое предсказание Трелони

АВТОР: Яэль
БЕТА: Таня Геллер, Елена, Irana, Диана Шипилова

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ:
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: humour,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: когда-то давно Трелони сделала свое первое предсказание.

ПРИМЕЧАНИЕ №1: фик написан на конкурс ВС. Тема №78: "Чем дольше вы ждете, тем больше вероятность того, что вы ждете не там."

ПРИМЕЧАНИЕ №2: фамилия мужа королевы Элизаветы – Маунтбаттен

ПРИМЕЧАНИЕ №3: автор позволил себе несколько вольное обращение с членами королевской семьи Великобритании





— Мои поздравления, Гарри. Миссис Поттер. Свадебная церемония была просто великолепна! — Рита наконец-то смогла пробиться сквозь толпу гостей к молодоженам. — Миссис Поттер, я пришлю вам статью сегодня вечером, и если вы одобрите, то репортаж о свадьбе появится уже в утреннем выпуске «Пророка».

Джинни кивнула:

— Мы будем ждать. А теперь простите, мисс Скитер, мы должны уделить внимание нашим гостям.

Мило улыбнувшись, журналистка поспешила к своему фотографу.

— Ну, я пойду, Бозо. Думаю, всё интересное уже позади. Фотографии должны быть готовы завтра утром.

— Не волнуйся. Я останусь до конца на всякий случай. Ты домой?

— Да, но перед этим у меня есть ещё дела.

Глядя вслед быстро уходящей начальнице, Бозо покачал головой. Кто бы мог подумать, что у Риты Скитер появится причина спешить домой?..

* * *

— Сев, я дома! — крикнула Рита, заходя в свою квартиру в одном из самых дорогих районов маггловского Лондона. Она любила комфорт, а фальшивый насквозь магический мир со сплетницами-домохозяйками утомлял ее. Магглам же не было никакого дела до привлекательной одинокой блондинки средних лет. — Сев, иди сюда, милый!

Из кухни раздался грохот, а потом звук падающей посуды.

— Прекрати там хозяйничать! Сколько можно тебе это повторять?! — возмутилась Рита и, не дожидаясь ответа, прошла в кабинет. — Черт возьми, Северус! Что ты здесь натворил?! Только посмотри на этот стол! Ты опять обедал на моих записях?

Тяжело вздохнув и взмахом палочки приведя комнату в порядок, она устроилась в кресле возле камина, развела огонь и начала разбирать покупки.

— Я купила твой любимый шампунь. С запахом лилий.

Обиженное молчание в ответ.

— Ты не хочешь послушать, как прошла свадьба нашего Гарри? Нет? Очень красиво и даже… кхм… гламурно, — Рита рассмеялась. — Никто не поверит, если бы я сказала, что мне понравилось. Почему-то вспомнилось детство… Я была наивной и мечтательной девочкой и даже верила, что встречу прекрасного принца на белом коне. Да-да, именно принца на белом коне. Мне его эта шарлатанка Трелони нагадала. Стыдно признаться, но она разыграла такой спектакль, что я поверила.

* * *

В спальне девочек первого курса факультета Хаффлпафф было темно.

— Скитер, ты спишь? — нарушил тишину громкий шепот.

— Почти, — раздалось с кровати возле окна. — Тебе что-то нужно, Трелони?

— Хочешь, я погадаю тебе на картах?

— А ты умеешь? — Рита отбросила одеяло и раздвинула полог.

— Моя прабабка была знаменитой предсказательницей. Кассандра Трелони. Слышала о такой? Мама уверена, что у меня тоже есть дар! Я уже научилась предсказывать будущее по картам и по чайным листьям, и все, что я предсказала перед учебой в Хогвартсе, сбылось. Но если ты мне не веришь…

— Я тебе верю, Сибил. Только ночь уже, давай завтра?

— Ну, Рита, пожалуйста…

— Хорошо, что мне надо делать? И еще… Обычно за гадание берут деньги, а у меня даже сикля нет.

— Если ты поможешь мне в этом году с трансфигурацией и зельями, то, наверное, мы будем в расчете. Ты согласна? — предложила Сибил.

Рита кивнула. За три недели все уже успели понять, что полукровка Скитер обещает стать одной из лучших учениц Хогвартса.

— Иди сюда, — Сибил подвинулась, чтобы новая подружка могла удобно устроиться на кровати. — Эта колода карт принадлежала моей прабабке. Сними первую карту, подумай о том, что хочешь знать, и карты ответят на твой вопрос.

Рита с восхищением наблюдала, как Трелони ловко перетасовала колоду и разложила карты на кровати.

— Хм… Какой интересный расклад… Я вижу… — неожиданно Сибил замерла, закатила глаза и произнесла хриплым голосом:

— Когда познаешь славу необычную, богатство, которое не почувствуешь, тогда встретишь ты принца на белом коне. И ничто не изменит твой мир так, как он.

* * *

— Принцы, изменившие мой мир, — усмехнулась Рита. — Как же… Еще те принцы… Один другого «прекраснее». Но в одном Трелони была права — мой мир они действительно изменили.

Лондон окутывала ночь, озорной полумесяц луны заигрывал со звездами, прячась за облака, а на знаменитую журналистку нахлынули воспоминания — первый раз за много лет.

Впервые Рита влюбилась в десять лет в маггла, с которым училась в одном классе. Он носил ее сумку с учебниками, провожал домой после школы и писал наивные стишки о Ритиной неземной красоте. Для пухленькой девочки с копной рыжих волос, торчащих во все стороны, и отвратительными веснушками, Стивен (так звали прекрасного принца) был эталоном джентльмена.

Но в один солнечный летний день Рита решила похвастаться, что она не обычная девчонка, а волшебница, и осенью начинает учиться в школе для магов. «Прекрасный принц» назвал ее сумасшедшей ведьмой и устроил целый ритуал сожжения нечистой силы — демонстративно уничтожил все фотографии и письма бывшей подруги в костре на школьном дворе. Рита никак не ожидала от десятилетнего мальчишки такой бурной и совершенно неадекватной реакции.

Юная волшебница поклялась, что никогда больше не влюбится. Тем более в маггла. Свою первую любовь Рита, которая никогда не забывала ни тех, кто ей помог, ни тех, кто обидел, разыскала спустя пятнадцать лет — как раз незадолго до его свадьбы. Письмо невесте Стивена, несколько фотографий, над которыми пришлось немного поколдовать… Свадьба не состоялась.

Рита встала, сняла парадную мантию, скинула туфли и снова расположилась в кресле, но уже с куда большим комфортом — со стаканом скотча. Достав из сумки заметки со свадьбы Поттера, она просмотрела их и с раздражением швырнула на стол.

— И зачем я только согласилась на эту сделку?! Может, через десять лет я вообще брошу писать, а сейчас упустила такую возможность спровоцировать очередной скандал! Хотя… Гарри я бы не трогала в любом случае. Но только из-за тебя, Северус! А вот гости… Эх… Сколько упущенных возможностей…

Взглянув на часы, Рита полчаса «колдовала» над заметками и, отослав Поттерам готовый вариант статьи, налила себе еще вина. Искры отплясывали веселый танец в камине, а потрескивание огня вытаскивало на поверхность старые воспоминания.

Первые три года в Хогвартсе Рита не позволяла себе даже смотреть в сторону мальчиков. Она сделала все, чтобы стать лучшей ученицей, и вскоре оказалась объектом зависти и насмешек со стороны чистокровных волшебников, которые не могли смириться, что какая-то невзрачная полукровка учится лучше них. К тому же, поверив предсказанию Трелони, она решила ждать богатства, славы и принца на белом коне, так что все окружающие мальчики были признаны бесперспективными, и Рита быстро потеряла к ним интерес.

А на четвертом курсе она опять влюбилась. В нового ученика из Америки, которого зачислили на шестой курс. Умный, красивый, обаятельный, необычный — он был настоящим принцем. Не хватало только белого коня, который замечательно подошел бы к его блестящей черной коже.

Рита улыбнулась и залпом осушила стакан.

Министр Шеклболт. Наверное, единственный мужчина, о котором она не могла сказать ничего плохого. У него был только один маленький недостаток — он совершенно не замечал влюбленную девочку. Даже не знал имени рыженькой ученицы Хаффлпафф, с которой регулярно сталкивался в коридорах замка. Рита придумывала изощренные сценарии, в которых бедняге приходилось спасать ее от падения с лестницы, полтергейстов и других опасностей. Но результат всегда был один — Кингсли помогал малышке, провожал в больничное крыло или ко входу в гостиную Хаффлпафф, а на следующей день забывал о ее существовании.

Эта безответная любовь продолжалась почти целый год, а потом Рита вычитала в какой-то маггловской книге, что «клин клином вышибают». Поняв к тому времени, что собой представляет Трелони, она перестала ждать принцев и решила всерьез заняться «вышибанием клина». Последовав совету из той же маггловской книги, Рита взяла судьбу в свои руки и, выпросив у родителей деньги на «редкие ингредиенты для зелий», навсегда избавилась от веснушек, а также распрямила и перекрасила волосы.

Реакция окружающих на эти изменения была закономерной — родители не разговаривали с дочерью месяц, а многие ученики Хогвартса (за исключением Кингсли) заметили, что Скитер не только лучшая ученица, но и привлекательная девушка. Впрочем, кого-то привлекали конспекты для подготовки к СОВам, а некоторых чистокровных волшебников — наследство деда, который скончался в начале осени.

Рита рассмеялась, но смех вышел немного горьким.

После двух неудачных романов с хаффлпаффцами Рита решила расширить круг знакомых и в начале шестого курса начала встречаться с Рабастаном Лестранжем. Привлекательный, хорошо воспитанный, как и подобает чистокровному волшебнику, Рабастан отличался интеллектом, стремящимся к нулю. К тому же, был склонен к садизму, сильно ревновал по поводу и без, и через какое-то время Рита начала подозревать, что у него сильно занижена самооценка.

Летом его семейка узнала о романе и поспешила принять меры. Подробности проведенной воспитательной работы остались неизвестны, но, вернувшись в Хогвартс после каникул, Рабастан избегал Риту, словно прокаженную. Ещё не понимая, что такой вариант развития событий ей на руку, она немного разозлилась. Бедняга так и не узнал, что его проблемы… кхм… со здоровьем были вызваны не вирусом, а зельем. Но, видимо, от расстройства, лучшая ученица допустила ошибку, и несчастный Рабастан страдал импотенцией не месяц, а намного дольше.

Рита задумалась, а через несколько минут неожиданно весело хмыкнула, вспоминая, как много лет спустя, уже во время работы в «Пророке», делала репортаж о всемирном научном конгрессе магов и познакомилась почти с полной противоположностью Лестранжа. Преподаватель истории магии в одной из лучших магических академий в Европе, он, видимо, пытался сразить её мощью своего интеллекта. На свиданиях цитировал Ницше и Шопенгауэра, приводил доказательства, что Аристотель и Декарт были магами, смотрел полными обожания глазами и боялся коснуться руки собеседницы. В последний день конгресса он робко поцеловал Риту в щечку, прочел целую лекцию о силе платонической любви, снова процитировал Ницше (о хищной сущности женщин) и пообещал писать. Профессор был человек слова и почти два месяца забрасывал посланиями — со стихами, философскими рассуждениями и цитатами великих людей. Знаменитой журналистке, конечно, льстило, что такой умный человек заинтересовался ее персоной, но платоническая любовь…

Рита усмехнулась, припоминая в деталях, какое великолепное прощальное письмо написала бедняге, с сомнением посмотрела на почти пустой стакан и налила себе еще.

В последний год учебы в Хогвартсе способная ученица привлекла внимание неженатого, по его собственным словам, профессора Защиты от темных сил Сайруса Смита. У них завязался довольно бурный роман, который закончился очень трагично и неожиданно, когда обо всем узнала жена Смита — молодая истеричка из влиятельной семьи чистокровных волшебников. Риту не исключили, но дорога в магическую академию была для нее закрыта навсегда. После окончания школы родителям с трудом удалось пристроить Риту в «Пророк» корректором.

Тогда-то она и познакомилась с Гилдероем Локхартом, ничего не умеющим красавчиком, способным вскружить голову любой женщине, который тоже работал в «Пророке» — официантом в столовой. Они быстро подружились и через пару месяцев начали жить вместе. Гилдерой был свободен, красив, внимателен, сексуален, ленив, тщеславен и беден. Но Рита верила, что с бедным и в маленькой квартире на Диагон-аллее будет рай, позволяла Локхарту жить за ее счет (вскоре после начала совместной жизни он потерял работу и как-то все забывал найти новую) и ждала свадьбы, которая переносилась с частотой английского дождя. Это потом Рита научилась с полувзгляда оценивать людей — после того, как в одну прекрасную ночь Локхарт исчез с драгоценностями «невесты» и приличной суммой денег.

Когда Локхарт вернулся в Англию спустя несколько лет уже знаменитым писателем, то заключил сделку с бывшей невестой, о которой узнал многое за годы совместного проживания, включая ее анимагическую форму. Он вернул семейные драгоценности и часть украденных денег, и по обоюдному согласию бывшие любовники решили делать вид, что никогда не были знакомы друг с другом.

Поморщившись, Рита осушила еще один стакан скотча. Фиаско с Локхартом стало переломным моментом в ее жизни. Она вспомнила, как спустя несколько дней после исчезновения этого мерзавца редактор отдела светской хроники Эмили О'Брайен — еще та стерва — случайно вернулась на работу за забытыми заметками и нашла ее поздно вечером рыдающей в туалете. Молодая корректор не выдержала и рассказала женщине все — о своей безответной любви к Кингсли, романе с Рабастаном, скандале с учителем и предательстве Локхарта.

«Ты слишком наивна и мечтательна, Рита, — сказала Эмили за стаканом виски в маггловском пабе. — Забудь свои хаффлпаффские замашки, прекрати быть наивной дурой и ждать прекрасных принцев. Ты умна, талантлива, наделена богатым воображением. Используй это! Ты хочешь писать? Пиши! Но ты ничего не добьешься, если будешь писать правду и ждать большой любви, как послушная и хорошая девочка! Вытри слезы, возьми себя в руки и забудь этого белобрысого официанта-неудачника. Я беру тебя внештатным корреспондентом в мой отдел. Надеюсь, мне не придется потом жалеть об этом».

Рита последовала совету этой умной женщины и через год стала самой лучшей журналисткой в Англии. Или самой скандальной. Хотя это, в ее понимании, было одно и то же. Она научилась использовать свой талант, ум и богатое воображение. И подавать правду под нужным соусом. А мужчины были лишь приятным дополнением и никогда больше не занимали важное место в ее жизни. Пока не появился Северус.

Рита сняла очки.

— Сев, ну, хватит на меня обижаться, дорогой. Я купила тебе печеночные консервы.

В коридоре раздался какой-то шорох, и белый пушистый кот, радостно мяукая, запрыгнул хозяйке на колени.

— Соскучился, малыш? — спросила Рита, почесывая кота за ухом. — Но это все равно не повод хулиганить на кухне и устраивать полигон для игр на моем письменном столе. Я до сих пор не могу поверить, что Поттер подарил тебя. И знаешь что?

Сев склонил голову на бок и с интересом взглянул на хозяйку.

— Ты самое лучшее, что случилось в моей жизни.

* * *

— Я выполнила свою часть сделки, Гарри. Биография Снейпа, как ты и заказывал — все правда, от первого до последнего слова. Когда я смогу взять у тебя интервью?

Поттер задумался о чем-то, а потом взглянул на Риту с интересом:

— Я дам интервью, как и обещал. Но у меня есть деловое предложение. Ты сможешь регулярно брать у меня эксклюзивные интервью, а через несколько лет, может быть, я даже разрешу написать мою биографию и всю правду о войне с Волдемортом.

— И что же ты хочешь взамен? — с интересом спросила Рита. Если удастся договориться с Поттером, то она станет самым известным автором в Европе, а может, и во всем мире.

— Ты будешь писать только правду обо мне и моих друзьях. И присылать все статьи на одобрение перед публикацией. Не отвечай мне сейчас. Давай встретимся через два дня для интервью, тогда и вернемся к этому разговору.

Рита решила отказаться от сделки и собиралась сообщить о своем решении Поттеру, когда тот придет на интервью. Но он пришел не один, а с пушистым голубоглазым комочком белого цвета.

Гарри смущенно улыбнулся и протянул ей котенка:

— Мне показалось, что он — это то, что тебе нужно, Рита. Его зовут Северус. Не смотри на меня так! Я как раз прочел твою книгу и подумал, что ты описала Снейпа просто ангелом. А вечером нашел на улице это чудо — тоже белое и пушистое… И, знаешь, мне кажется, что в глубине души ты такая же, — усмехнулся Поттер.

Рита открыла было рот, чтобы возмутиться и послать наглеца подальше, забыв об интервью, но ее взгляд задержался на голубых глазах котенка. Тот смотрел прямо на нее, а потом вцепился крошечными коготками передних лап в мантию и ткнулся мокрым холодным носом в щеку.

И это была настоящая любовь с первого взгляда.

* * *

Рита зевнула и поднялась с кресла.

— Ну и засиделись же мы! Пойдем спать, Сев. А ведь предсказание Трелони почти сбылось — я самая скандальная журналистка в Англии, мои бешеные гонорары почти полностью уходят на судебные издержки, а принцы… Зачем они нужны, если у меня есть ты?

* * *

В первый момент Рита не поняла, что ее разбудило. Включив лампу, она осмотрела комнату. На первый взгляд все было спокойно. Неожиданно жалобный звук, похожий то ли на стон, то ли на мяуканье, нарушил тишину комнаты. Кот лежал на полу возле кровати и почти по-человечески стонал, смотря на хозяйку несчастными глазами.

— Сев, что с тобой? — Рита с беспокойством осмотрела любимца. Нос кота был сухой и горячий, глаза закисли, и даже шерстка казалась потускневшей. Не было никаких сомнений, что животное нужно срочно показать врачу.

Рита вспомнила о маггловской ветеринарной лечебнице, где Севу делали прививки каждый год. У них должен быть дежурный врач!

* * *

В лечебнице в это время суток было тихо. Приемная пустовала. Рита постучалась и, не дожидаясь ответа, зашла в кабинет.

Привлекательный голубоглазый мужчина с темными растрепанными волосами затолкнул пачку фотографий в ящик стола и осторожно взял сумку с Северусом из рук Риты.

— Что случилось с вашим котом, мадам? — вежливо спросил он, с интересом разглядывая посетительницу.

— Мне кажется, у него температура и что-то болит, — ответила Рита и подняла упавшую фотографию, на которой был запечатлен ветеринар лет двадцать назад — в костюме для игры в поло, на белом коне в окружении… Да, точно! Королевская семья.

— Вы уронили фотографию, — сказала Рита. — Увлекались игрой поло в юности?

Ветеринар смутился и поспешил спрятать снимок.

— Положение обязывало, — ответил он. — Должен был присутствовать на семейных встречах и фотографиях. Когда все это чертовски надоело, бросил факультет международных отношений в Оксфорде и поступил на ветеринарный. За что был с позором изгнан из семьи, вычеркнут из биографий и предан забвению. Простите, я не представился. Вильям Маунтбаттен к вашим услугам, миссис…

— Мисс Рита Скитер.

— С вашим котом все будет в порядке, мисс Скитер, — сказал Вильям через несколько минут. — Я сделал ему укол, неделю надо будет давать антибиотики, но опасности нет. Вот рецепт на лекарство.

Поблагодарив и расплатившись, Рита собралась уходить, когда Вильям остановил ее.

— Простите, мисс Скитер. Понимаю, что это наглость, но моя смена заканчивается через десять минут. Может, позавтракаем вместе? За углом есть кафе, куда пускают с домашними животными. А потом я покажу, как правильно давать коту таблетки.

— С удовольствием, Вильям, — улыбнулась Рита.

И наивная одиннадцатилетняя девочка, погребенная, казалось, в глубине подсознания, счастливо рассмеялась.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni