Снюпин с препятствиями

АВТОР: Nadalz
БЕТА: Loy Yver

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Ремус
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Маленькие проблемы средних обитателей большого дома.

ПРИМЕЧАНИЕ: Подарок для tigrjonok, которая периодически просила снюпина. =)

БЛАГОДАРНОСТЬ: Спасибо pareen-n за помощь и консультации в некоторых… пищевых вопросах. А также за поддержку и критику, когда это было необходимо.


ОТКАЗ: Герои и реалии принадлежат госпоже Роулинг.



– Люпин, твоих скудных мозгов хватит, чтобы принести из кладовой порошок, о котором я говорил вчера Альбусу? – Северус Снейп, судя по тону, явно не был уверен в положительном результате.

Ремус Люпин поднялся из-за стола в гостиной, где все расположились в ожидании директора Дамблдора, и направился к двери, бросив на ходу «хватит».

– Снейп, как ты смеешь приказывать ему? Ты! Мерзкий, лживый, изворотливый!.. – возмутился Сириус Блек хриплым простуженным голосом и, со злости ударив кулаком по подлокотнику глубокого кресла, внезапно замолчал, загнав в руку занозу, которая и отвлекла его от перечисления всех «достоинств» собеседника. – Ты не вправе пользоваться его добрым ко всем отношением. Даже к таким…

– Он его туда ставил, значит, он его и найдет, – не дал закончить Снейп. – Хотя… Зная вашу короткую и избирательную гриффиндорскую память… Стоит проверить, – Северус поднялся с дивана и степенно удалился из комнаты.

– А что за порошок-то? – непонимающе посмотрел Сириус на Нимфадору Тонкс, но та лишь пожала плечами в ответ.

* * *

– Какой же зануда! – выплюнул Северус Снейп, врываясь в маленькую полутемную кладовую и приваливаясь к двери спиной.

– Кто? – обернулся к нему Люпин, до этого изучавший надписи на скляночках и металлических коробочках, плотными рядами стоявших на полках.

– Уже неважно, – протянул Снейп с совершенно не свойственной ему – как думало большинство – интонацией кота, объевшегося сливок. А точнее, кота, увидевшего миску сметаны и точно знающего, что он с ней сейчас сделает.

Северус Снейп привлек Ремуса Люпина поближе, ухватив за ткань его мантии.

– Важно не это… – выдохнул он в приоткрывшийся в ожидании поцелуя рот.



Тут совсем близко, за тонкой дверью кладовки, раздался немыслимый грохот и звон разбитого стекла.

– Ой! Мерлина за ногу! – негромкое ругательство полностью развеяло сомнения относительно того, кто нарушил тишину. – Репаро. Кто-нибудь хочет чая? – громко спросила Тонкс.

– Я! – прокричал Блек из гостиной и закашлялся. – С Гуй Хуа.*

– Хм, а где ж его взять-то? – под нос себе пробормотала девушка, но достаточно громко, чтобы ее расслышали те, кто находился в кладовой.

Они синхронно повернули головы в сторону баночки с соответствующей надписью – не только Блек был любителем этой добавки к чаю.

– Гурман, гиппогрифа ему под одеяло! – тихо высказался Снейп.

– Ты дверь запер? – как-то без особой надежды спросил Ремус.

Северус проверил замок, заведя руку за спину, и отрицательно покачал головой.

– Жаль! – прозвучало как откровенное ругательство.

– Уже поздно. Услышит, – Снейп недовольно поморщился.

– Может, пронесет? – улыбнулся Люпин и снова потянулся к собеседнику со вполне определенными намерениями.

– О, кладовка! – осенило Нимфадору, когда она, судя по звукам, закончила осмотр кухонного шкафа.

– Не пронесет. Дай мне, что она искала. Я отвлеку ее, – сказал Люпин и взял протянутую ему Снейпом склянку.

– Ты не очень там увлекайся, – заметил Снейп, уступая Ремусу место у двери, а затем, не удержавшись, провел рукой по его спине, нежно и собственнически.

– Ни за что, – отозвался Люпин, прижимаясь на миг к Северусу, а затем движением бедер отталкивая его подальше в темноту.



– О, Тонкс, а что ты тут делаешь? – попытался искренне удивиться Люпин, быстро захлопывая за собой дверь кладовки. – Я вот искал там кое-что… – он подошел к ней и демонстративно заглянул за ее плечо. – Решила чай приготовить? Правильно, так гораздо вкуснее, чем с помощью магии. Да и намного полезнее, я как раз недавно читал очень интересную статью… – Ремус, приобняв Нимфадору за плечи, незаметно направлял ее в сторону выхода с кухни.

– Да, полезнее, – тихо согласилась она, поддаваясь влиянию обволакивающего спокойствия, которое всегда испытывала рядом с Люпином. Она расслабленно и счастливо улыбалась, неосознанно пытаясь прижаться щекой к ладони Ремуса, лежавшей на ее плече. – Да… Чай так гораздо вкуснее… И приятнее… Ой, чай! Ремус, я же чуть не забыла про чай для Сириуса. Заболтались мы тут с тобой, – и она, резко развернувшись, случайно наступила Люпину каблуком на ногу, не заметила этого и снова подошла к буфету.

Ремус за ее спиной беззвучно выругался.

– Нимфадора, давай я сам все заварю и принесу потом в гостиную?

– Я же просила, не называй меня так, – она насупилась, но потом моментально переключилась, заявив с воодушевлением: – Я умею заваривать чай, ты не думай!

Тонкс быстро подошла к Люпину и стала буквально вырывать у него большой заварочный чайник. Фарфоровая крышка со звоном упала на пол и покатилась по кухне. Нимфадора всплеснула руками и кинулась ее догонять, явно забыв, что можно было просто воспользоваться магией.

Ремусу было крайне неловко смотреть на то, как девушка ползает на коленях под кухонным столом. Он отвернулся и поставил большой алюминиевый чайник на огонь, проверив предварительно достаточно ли там воды.

Когда Тонкс, довольная и растрепанная, сияя протянула ему крышку от заварочного чайника, Люпин улыбнулся в ответ и, сполоснув крышку под струей воды, водрузил на законное место.

– Сириус просил чай с… цветами коричного дерева. Ты не видел их тут?

Мельком взглянув на дверь кладовой, Ремус кивнул, нащупывая в кармане врученную ему Снейпом склянку.

– Я как раз сам собирался выпить именно такого чая и захватил всё для него из кладовой.

Он достал стеклянную баночку и взял ее в руки так, чтобы Тонкс не видела надписи. На всякий случай.

Люпин всыпал немного содержимого склянки в чайник и снова убрал в карман. Прочитать, что же там было, можно и попозже. Снейп не дал бы ему что-нибудь опасное, ну… слишком опасное.

– Кстати, Ремус, а что ты делал в кладовой? – как бы между прочим поинтересовалась Нимфадора, опираясь на стол крайне соблазнительным – на ее взгляд – образом.

– Я же говорил, – почти искренне удивился Люпин, – искал, с чем бы выпить чая.

Тонкс с сомнением посмотрела на него из-под розовой челки.

– Но разве ты не за порошком каким-то пошел? Для Снейпа?.. – казалось, ей даже имя это произносить было неприятно.

– А, точно, – легко согласился Люпин. – Но я ничего не нашел и решил, что самое время для чая.

Чайник тихо засвистел.

– А Снейп? – бросила Тонкс через плечо, пытаясь снять посудину с огня. Ремус быстро подскочил к ней, забирая тяжелый чайник.

– А что Снейп? При чем тут он? – непонимающе уточнил Люпин, заливая кипятком черный байховый чай и неизвестную ему пока травяную добавку.

– Он разве не пошел потом за тобой? Проверить, найдешь ли ты все, что надо?

– Не знаю, – поставив чайник обратно на плиту, пожал плечами Ремус. – Тут он не появлялся. Может, в лабораторию свернул?

– Да? Вполне возможно, – Тонкс улыбнулась, поправляя волосы, и медленно, покачивая бедрами, подошла к Люпину. – Его интересуют только зелья да колбы. Правда, он сухарь и зануда? – Она теперь стояла настолько близко, что это становилось просто неприличным.

– Ну, не стоит судить столь поверхностно, – Люпин осторожно сделал шаг назад.

– Ты его снова защищаешь? Ремус, он же сделал тебе столько гадостей, из-за него тебя…

– Ну, не то чтобы защищаю… Просто нельзя говорить так о нашем соратнике, члене Ордена… Кстати, все, наверное, уже заждались нас. Займешься посудой, а я пока проверю, как заварилось?

Тонкс, явно недовольная столь быстрым окончанием разговора, вышла из кухни.

Люпин вынул из кармана склянку и прочитал: «Folia Sennae»**.

– Мда, пожалуй, я буду сок. Ни за что не поверю, что он это случайно, – Ремус бросил быстрый взгляд на дверь кладовки, улыбнулся и, взяв со стола фарфоровый чайник, направился в гостиную.

* * *

– О, я забыл в своей комнате! – хлопнул Люпин себя по лбу, когда все снова расположились в гостиной и почти закончили чаепитие. – Давно хотел показать Гарри. Пойду найду, пока он не приехал, – сказал Ремус и быстро вышел из комнаты.

– Вот еще одно подтверждение короткой гриффиндорской памяти, – заявил Снейп со своего излюбленного дивана.

Блек и Тонкс удивленно посмотрели в его сторону. Никто не заметил, как он вернулся, но Снейп ответил им невозмутимым взглядом и продолжил сидеть с таким спокойным и скучающим видом, что возникало сомнение в том, что он вообще когда-либо двигался с этого места.

– Да как ты смеешь!.. – снова начал заводиться Блек.

– Ах, прости меня, Блек. – Сириус от удивления даже забыл, что хотел сказать дальше. – Я не смогу дослушать твою высокоинтеллектуальную тираду касательно моих достоинств – мне надо успеть проверить готовность одного зелья. – Снейп демонстративно посмотрел на большие напольные часы, затем достал из кармана свои часы-луковицу и, взглянув на них, покачал головой: – Опаздывают, – а затем покинул гостиную.

– И кто там говорил о короткой памяти? – крикнул ему вслед Сириус, но ответа так и не дождался. Чихнув, он поднес к лицу кружку и попытался принюхаться – у чая был немного непривычный вкус. Но запаха, как он ни старался, почувствовать не получалось – последняя прогулка Бродяги под дождем была, определенно, не самой удачной.

Северус Снейп тем временем скрылся за поворотом, ведущим в сторону подвала, где была оборудована лаборатория. Он открыл дверь, ведущую туда, и через несколько секунд громко хлопнул ею, но войти и не подумал. Медленно и почти бесшумно Снейп поднялся по ступеням обратно в холл, а затем скользнул на боковую лестницу.

Спустя минуту он постучал условное количество раз в комнату Люпина. Дверь мгновенно распахнулась, и оборотень сгреб его в охапку, увлекая за собой.

– Ты долго… – выдохнул Ремус, трясущимися руками пытаясь расстегнуть мантию зельевара.

Снейп с готовностью стал ему помогать. Пальцы сталкивались, мешали друг другу, но постепенно делали свою работу. Снейп и Люпин, словно танцуя, передвигались по комнате, не замечая препятствий вроде стульев, журнальных столиков, словно специально кидавшихся под ноги.

– Да все твой Блек…

– Да? Ну и черт с ним… Главное, ты уже тут, – Ремус запустил руки в волосы Снейпа и притянул его голову к себе, чтобы…

– Профессор Люпин! – в дверь постучали.

Ремус и Северус синхронно повернули головы на звук. Голос узнали оба.

– Это я, Гарри. Мне Сириус сказал, что вы хотели мне что-то показать.

– Ненавижу шавку! – с чувством прошептал Снейп, и в этот момент Ремус был с ним абсолютно согласен.

Стук раздался снова.

– Профессор, вы там?

– У нас заперто хоть? – спросил Северус, уже догадываясь об ответе.

Люпин виновато покачал головой. Снейп чертыхнулся.

– Профессор, я войду? У вас не заперто…

Северус Снейп быстро перекатился по кровати, до которой они все-таки успели добраться, и в тот момент, когда дверь распахнулась, уже лежал на полу, скрытый от глаз нежданного гостя.

– Э… Здравствуй, Гарри! Входи… – попытался искренне улыбнуться Люпин уже закрывающему за собой дверь мальчику. – Ты хотел меня о чем-то спросить? – он встал с кровати и быстро подошел к своему бывшему ученику, по пути подняв опрокинутый стул.

– Ну… Мне Сириус сказал, что вы хотели мне что-то дать.

– Да, хотел. Но там все не так просто, я думал сначала все объяснить тебе про эту вещь…

Люпин старался незаметно осмотреть свою комнату, чтобы понять, какой же предмет придется вручить Поттеру. Заметив на прикроватной тумбочке толстую, внушительного размера книгу, он решил остановить выбор на ней. Направляясь за книгой, Люпин внимательно следил за тем, чтобы Гарри не вздумал идти за ним следом.

– Я хотел дождаться окончания нашего совещания с директором Дамблдором, чтобы рассказать тебе об… этой книге. – Ремус пробежался глазами по названию: «Познай себя – закрой себя. Теории защиты от ментальных вторжений». – Поэтому нам, наверное, лучше будет все обсудить попозже.

– Ой, вы ж не знаете! Директор прислал сову – он задержится на пару часов. Так что… вы можете рассказать всё сейчас, – с воодушевлением заявил Гарри, явно собираясь устроиться в любимом кресле Снейпа.

– На пару часов? – переспросил отчего-то внезапно севшим голосом Люпин.

– Профессор, вы тоже простудились?

– Нет, Гарри, все в порядке. Знаешь, я тут подумал, – Ремус бросил незаметный взгляд на кровать, – что ты уже достаточно умный, чтобы понять все и без моих объяснений. – Люпин подошел к Гарри с книжкой и буквально всучил ему фолиант. – Прочитай, это тебе точно пригодится, – закончил Ремус и, приобняв мальчика за плечи, проводил его до двери.

Уже у самого выхода Гарри развернулся:

– Если я чего-то не пойму, можно я к вам зайду, да? – он смотрел на своего бывшего преподавателя с такой надеждой, что тому осталось лишь кивнуть в ответ. – Кстати, а вы не видели профессора Снейпа? Его мистер Уизли зачем-то искал...

– Если я его вдруг увижу, то обязательно передам.

Ремус уже собирался закрыть за мальчиком дверь, как пробегавший по коридору Рональд Уизли затормозил рядом с Гарри и скороговоркой выдал:

– Профессор Люпин здравствуйте как хорошо что я вас нашел мама очень просит вас подойти прямо сейчас в оружейную комнату там ой она не сказала что там но очень-очень просила поторопиться.

Ремус Люпин вздохнул и, бросив прощальный взгляд на слегка смятую постель, вышел из комнаты.

* * *

– Профессор Снейп, – Джордж Уизли постучал в дверь лаборатории. Он был готов поклясться, что за дверью раздались звуки, очень похожие на рычание. – Профессор, вы обещали нам, что покажете, чем закончился поставленный вчера опыт. А время…

– …уже почти истекло, – хором закончили близнецы.

– Потом будет поздно, эффект, вы говорили, длится всего десять минут, – чуть ли не жалобно добавил Фред.

Спустя минуту дверь лаборатории распахнулась. Злой сверх меры зельевар впустил визитеров внутрь. Затем всучил им заткнутую пробкой колбу с только что образовавшимся в ней серебристо-серым паром, чуть ли не втолкнул в малую лабораторную комнату и закрыл за ними дверь. Увлеченные созерцанием основы для своего нового «ужастика», братья не расслышали торопливые шаги за дверью. Менее чем через полминуты Снейп заглянул в каморку:

– Так, лабораторию оставляю под вашу ответственность. У меня дела, – и быстро ушел.

Близнецы переглянулись:

– Класс!

– Главное, чтобы мама не узнала, где мы.

* * *

– Ремус, а с чего ты решил сам покормить гиппогрифа? Я простужен, но не при смерти. Давай я тебе помогу, – за дверью комнаты, где держали Клювокрыла, раздался голос Блека. – Рем, открой, мне скучно ждать без дела.

– Да я уже все, – Люпин вышел, прикрыв за собой дверь. – Как без дела? Почему бы тебе не помочь Гарри? Он сейчас сидит у себя в комнате, книгу читает. Наверняка ему тебя не хватает. – Разговаривая с Сириусом, Ремус не прекращал спускаться по лестнице, поэтому Блек вынужден был идти за ним следом.

* * *

– Северус, пока есть время, давай обсудим распределение учебных часов?

* * *

– Ремус, а хочешь, я приготовлю тебе настоящий ирландский кофе, я умею!

* * *

– Профессор Снейп, извините, вас искал мистер Флетчер.

* * *

– Профессор Люпин, вам просили передать…

* * *

– Профессор…

* * *

– Профессор…

* * *

– Ремус, что ты такой измотанный сегодня? – Сириус Блек участливо посмотрел на друга, с выражением безысходности на лице устроившегося в кресле возле камина в гостиной. – О, сова. Столько писем сразу. Так, это мне… А это, Ремус, тебе.

– Давай, – Люпин протянул руку за письмом. Вставать совершенно не хотелось, а Блек, хоть и болен, но не инвалид.

Распечатав письмо, Ремус долго вчитывался в строчки, написанные затейливым почерком директора Дамблдора:

«Мальчики, библиотека в вашем распоряжении. У вас полчаса. Гермиона у себя в комнате с новой книжкой, других я тоже занял. Удачного отдыха».

Еще раз перечитав, Люпин счастливо улыбнулся и, бросив всем и никому в частности: «У меня задание от директора», стремительно удалился.

* * *

Получив из рук Кингсли Шекклбота письмо директора, Снейп в очередной раз подумал: «Ну почему в этом проклятом доме всегда столько народу!». Закончив читать, он прошептал почти уважительно: «Старый интриган!», и вышел из кухни, постепенно ускоряя шаг.

* * *

Осторожно притворив за собой дверь библиотеки, Северус Снейп, не спуская глаз с Ремуса Люпина, задергивающего плотные шторы, закрыл замок и наложил сразу несколько охранных заклинаний. Подумав, добавил звукоизолирующее.

Вдвоем.

Одни.

Тишина…

Шаги навстречу.

Одежду – прочь…

Пуговицы – с мясом…

Да!

Наконец-то да!



The end


_______________

* Гуй Хуа (цветы коричного дерева) Одна из самых душистых цветочных добавок, которая придает заваренному чаю тонкий и приятный аромат спелых персиков, абрикосов и аромат полевых цветов.

** Folia Sennae – Александрийский лист (Senna, Folia Sennae), листья различных видов Cassiae, сем. Caesalpinaceae. Слабительное средство благодаря содержанию катартиновой кислоты.


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni