Ночной демарш

АВТОР: Nadalz
БЕТА: Джинни ака Рыжая

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Ремус, Угадайте!
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: het-slash
ЖАНР: fluff, humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Пожиратели Смерти захватывают Хогвартс, а Снейп… С ним все как всегда не ясно.

ПРИМЕЧАНИЕ: Для Лис, просившей драббл, флафф с саммари "Хогвартс захвачен Пожирателями Смерти". Ну, что тут сказать, итог практически соответствует заказу.


ОТКАЗ: Герои принадлежат госпоже Роулинг, но она совершенно не представляет, как именно ими стоило бы распорядиться.



Узкий молодой месяц еле освещал ступеньки главного входа в Хогвартс. По ним стремительно поднимались люди, облаченные в длинные черные мантии с капюшонами, полностью скрывавшими лица. Люди двигались быстро и бесшумно.

Почти бесшумно.

Потому как крайняя слева фигура вдруг с довольно громкими и непечатными словами чуть не ткнулась лицом в ступеньки, однако в последнюю секунду ее успел придержать за талию поднимающийся рядом человек. Руку обратно он убрал не сразу, словно с неохотой. Эта заминка привлекла внимание остальных. Они посмотрели на парочку, и если бы лица всех не были скрыты белыми масками, на них читалось бы неодобрение, смешанное с нетерпением.

– Простите, – шепотом сказал человек, удержавший сотоварища от падения.

Невысокая фигура рядом с ним, являвшаяся истинным виновником остановки, лишь еле слышно хмыкнула.

Шедший во главе процессии человек поднял руку, привлекая к себе внимание, и указал на все еще запертые двери главного входа в замок, напоминая присутствующим об их миссии.

Все вновь подобрались и быстро, теперь уже в полной тишине, достигли площадки перед дверью.

Высокая широкоплечая фигура, видимо, руководившая операцией, снова указала на дверь, а затем по очереди на первого, третьего и пятого из стоявших в первом ряду.

Обозначенные трое направили волшебные палочки на первое препятствие на пути к захвату школы и, произнеся необходимые заклинания, стали медленно, с явным усилием раздвигать створки двери. Взгляды всех были устремлены на образовавшийся спустя почти минуту воздействия просвет.

Почти всех.

Пара, уже привлекшая наше внимание, смотрела только друг на друга, чему нисколько не мешали белые маски, скрывавшие лица.

Когда двери раскрылись настолько, что человек без труда мог бы пройти сквозь образовавшуюся щель, двое были вынуждены прервать свое занятие и последовать за остальными, по цепочке входящими в замок. За последним, тем самым, что чуть не упал на лестнице, двери захлопнулись, более не удерживаемые заклинаниями. Вся группа двинулась вглубь центрального холла, и только одна невысокая фигура осталась стоять у двери. Пытаясь выдернуть зажатую створками мантию, человек, оказавшийся в своеобразной ловушке, негромко покашлял и был услышан именно тем, кому и предназначался сей звуковой сигнал.

Махнув другим, чтобы не ждали их и двигались дальше, тот, кого позвали на помощь, вернулся обратно и отсек режущим заклинанием кусок мантии, стиснутый дверью.

– Да что ж это такое?! – чуть слышно буркнул вновь обретший свободу передвижения человек.

Его напарник пожал плечами и успокаивающе погладил спасенного по руке, а затем, заслонив их обоих от случайных взглядов спиной, быстро привлек к себе и, зарывшись в чужой капюшон с головой, поцеловал в ухо – по сути, единственную доступную для нежности часть тела.

После этого обе фигуры поспешили за остальными, успевшими уйти достаточно далеко.

У коридоров, ведущих в разные части замка, руководитель молча разделил команду на подгруппы, чтобы произвести захват конечных целей с разных сторон и с наибольшей эффективностью. Только что подошедшей парочке и еще двум магам было указано на лестницу, которая должна была в конце концов привести их к башне Гриффиндора, где находился объект номер один «а». Целью остальных было достигнуть как можно быстрее кабинета директора, сокрушить охранные чары и захватить объект номер один «б».

Когда группа, направлявшаяся к кабинету директора, скрылась за поворотом, человек в неровно отрезанной мантии притянул к себе спутника и что-то шепнул ему. Тот повернулся к высокому статному волшебнику, оставшемуся с ними и нетерпеливо поглядывающему на парочку, и указал рукой в сторону лестницы, предлагая тому идти первым. Четвертый определенный в их группу человек, худощавость которого не могла скрыть даже длинная черная мантия, перестал опираться на стену, весь словно подобрался в готовности действовать. Обменявшись лишь им понятными знаками, высокий и худощавый двинулись вверх по лестнице.

Спустя минуту за ними последовала вторая пара. Правда, в отличие от первых, у них не особо хорошо получалось передвигаться столь же быстро. Человек в порванной мантии периодически спотыкался, ругался тихо, но с большим чувством, и продолжал подниматься, придерживаемый то за локоть, то за талию спутником.

Когда они достигли площадки одного из этажей, неловкая фигура с силой, совсем неожиданной в столь миниатюрном теле, привлекла к себе напарника и прорычала тому в лицо:

– Никогда больше! Слышишь?!

Вместо ответа более высокий человек увлек другого в ближайшую темную нишу замка, снял маски с них обоих и стал сцеловывать недовольство с лица спутника. Судя по тому, что спустя полминуты бурчание окончательно прекратилось, сменившись тихими стонами, согласие и мир снова были восстановлены.

– Тебе не кажется, что нас могут хватиться? – вопросительно прозвучал женский голос.

– Хм, да. Мы же зачем-то все-таки шли. По какому-то важному делу. – Короткий звук поцелуя. – Очень важному. – Глубокий вдох. – И уже идем. Прям сейчас.

– Да, сейчас. – Томный выдох, и снова влажные звуки поцелуев.

Спустя еще минуту.

– Однако, нам пора, – промолвила женщина и, забрав у спутника маску, надела на себя.

Когда оба приобрели должный вид, они снова устремились наверх.

– Может башню уже захватили, и мы там, собственно говоря, вовсе не нужны? – мечтательно прозвучал мужской голос.

– Отлынивать нехорошо, – пожурили его, но в тоне было больше одобрения и надежды, чем порицания.

Входа в Гриффиндорскую башню они достигли как нельзя вовремя. Двое волшебников из их группы уже успели каким-то образом изгнать с картины Полную даму, а может ее и не было там вовсе, и пытались открыть вход заклинаниями. Удвоив усилия, после того, как подошли отставшие маги, они сумели отодвинуть портрет и проникнуть в башню.

Попытаться проникнуть.

Первым в проеме скрылся высокий статный маг, но спустя секунду рванул обратно с криками и завываниями. Он был мокрым с головы до ног, а на ботинке у него болтался капкан немаленьких размеров.

– У, щенки! – прорычал он. Отряхнулся и снова ринулся в проем, звеня капканом.

Оставшиеся трое, держа палочки наготове, подошли поближе, чтобы оказать ему поддержку в случае необходимости.

Снова раздались громкие звуки, точнее слова, значения которых знали далеко не все присутствующие. Спустя несколько секунд из пустоты, где скрылся мокрый волшебник, донеслось еще громче:

– Ой! Проклятье! Тьфу! Что это?!!

Худощавый человек устремился на помощь, парочка переглянулась, но тоже двинулась следом.

В самом центре гриффиндорской гостиной стоял их товарищ, весь в белом и… пушистом?!.

Вместо черной мантии на нем было что-то… несусветное.

Подойдя поближе, трое поняли, что мантия осталась на месте, но вся она теперь покрыта несколькими слоями белого пуха и перьев.

Маги так и замерли, глядя друг на друга.

Тут раздались громкие воинственные крики, и из-за диванов выскочили гриффиндорцы и, победоносно потрясая... оружием, выпустили несколько зарядов в группу, застывшую в центре гостиной.

Кроваво красные пятна расплылись на мантиях побежденных. Раненные попадали на пол замертво.

– Да! У нас получилось! – высоко поднимая свое оружие, провозгласил мальчик со всклокоченными черными волосами.

И тут произошло нечто совершенно неожиданное: человек в белой и какой-то чрезмерно пушистой мантии поднялся с пола и пошел на детей. Точнее, на того самого мальчика.

За высоким волшебником стелился след из белых и частично красных перьев, а он шел и шел вперед, вытянув перед собой руки.

Подросток сделал еще пару выстрелов, но это не помогло.

Тогда он с криком «Так не честно!» попытался скрыться за диваном у окна, но был загнан в угол столь внезапно оперившимся противником.

– Ай, да крестник, ай да молодец! – с этими словами Сириус Блек отбросил маску и, подняв Гарри Поттера высоко в воздух, смачно поцеловал его в лоб.

* * *

Спустя пятнадцать минут в кабинете директора собрался почти весь Орден Феникса и дети, специально приехавшие с каникул на пару дней для проведения учений, которые Альбус Дамблдор назвал «Действия в случае возможного захвата школы», а все остальные «Директор хочет поиграть в маггловскую игру с непонятным названием пейнтбол».

– Ну что же, господа, мне кажется, все прошло более чем успешно, – заключил Дамблдор, любовно поглаживая лежащее на его столе оружие для стрельбы шариками с краской, которое ему в свое время подарил брат. – В этот раз с ошеломляющим успехом победила команда Защитников. Молодцы, ребята, вы научились стоять за себя! – директор так и светился от гордости.

Дети тоже были радостно возбуждены и безмерно счастливы. Больше всех сиял Гарри, стоявший рядом с крестным. Сириус Блек, довольный и гордый, приобнимал крестника за плечи и трепал по голове, не переставая хвалить за находчивость и нестандартный подход к решению задач. Ногу Блека, поврежденную капканом, мадам Помфри уже успела залечить.

– Друзья мои, я рад, что учения наконец-то порадовали нас своим результатом. Правда, жаль, что сторона Захватчиков была представлена не в полном составе.

– Ну да, Нюниус-таки отвертелся, – фыркнул Сириус чуть слышно.

– Но это все равно не умаляет значения победы наших юных талантов.

Все поддержали слова директора радостными криками.

– А теперь, добро пожаловать к столу! – Дамблдор взмахнул палочкой и посреди кабинета появился огромный стол, уставленный всевозможными яствами.

Все начали рассаживаться, и только Ремус Люпин и Нимфадора Тонкс, стоявшие в самом углу кабинета, продолжали тихо разговаривать.

– Люпин, вот скажи мне, что, кроме волос Тонкс ничего под рукой не было? И вообще, почему она? С какой это стати «Никто особо не обратит внимания, если вы с ней будете иногда уединяться»? Я требую ответа, Люпин! – быстро шептала Тонкс.

– Э… Понимаешь, ну… Некоторые тут считают, – совершенно безосновательно, – что мы с Нимфадорой… как бы пара, – Ремус Люпин потупился и стал слишком усердно отряхивать вымышленные пылинки с рукава своего собеседника.

– Хм, безосновательно, говоришь? – в голосе женщины появились язвительные, не свойственные обладательнице этого тела нотки.

– Совершенно! Я тебе вечером докажу, обещаю.

– Ну, тогда ладно. Посмотрим на твое поведение, – с недвусмысленной интимностью в голосе согласились с ним. – Кстати, а где она сама-то? Что ты с ней сделал, чтобы она не явилась сюда?

– Знаешь, у тебя в лаборатории я нашел замечательное снотворное… И Нимфадора так удачно предложила мне выпить чаю, когда я забегал к ней сегодня. По поручению Ордена, не хмурься. Вот и… – Ремус развел руками, как бы говоря, что все получилось само собой.

– Все с тобой ясно. Тоже мне, честный гриффиндорец, – хмыкнул Северус Снейп. – Пойдем уж к столу, поухаживаешь за дамой, – он пихнул Люпина локтем в бок. – А вечером мы с тобой еще обсудим, как часто ты забегаешь к посторонним женщинам «на чай».



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni