Человеческий фактор

АВТОР: toma-km
БЕТА: Mara

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Война закончена, Волдеморт уничтожен, Магическая Британия постепенно возвращается к мирной жизни. Но победа – результат действий, интересов и желаний отдельных людей.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: АУ, ООС, МПРЕГ, принуждение, НЖП, POV нескольких персонажей.


ОТКАЗ: Ни на что не претендую.




Глава 1

Эмили

Сентябрь, 1998 год

Северус и его мальчик аппарировали около моего дома, как и было условлено, в воскресенье после обеда. Услышав характерный хлопок, я выглянула в окно и, не дожидаясь стука в дверь, вышла встретить их на крыльцо. Признаюсь, их появления я ждала с интересом – не терпелось узнать, кто же согласился составить счастье моего старого знакомого, не отличавшегося ни приятной внешностью, ни уживчивым характером. Что поделать, любопытство – черта, свойственная почти всем женщинам.

Они и в самом деле оказались интересной парой: Северус в своей черной мантии смахивающий на большого нахохлившегося ворона и паренек в маггловской одежде, смущенно изучавший шнурки на растоптанных кедах.

Юноша показался мне смутно знакомым, похоже, где-то я его уже видела, но не смогла вспомнить где. Разумеется, в то лето его колдографиями пестрела вся магическая пресса, и любой британский волшебник сразу узнал бы героя многочисленных публикаций, но я к тому времени уже лет пять не выписывала «Ежедневный пророк». А новости обычно узнавала от своих клиентов.

Хорошенький, отметила я. На любителя, конечно, слишком уж щупленький, но определенно милый. Взлохмаченные черные волосы, мальчишеская угловатая фигурка пока еще не перетерпевшая характерных изменений, ни тени манерности, часто отличающей подобного рода молодых людей. Совсем юный. Удивительно, как хогвартскому зельевару удалось заполучить такого.

В ответ на мое приветствие Северус по обыкновению буркнул:

- Здравствуй, Эмили, - и кивнул в сторону спутника. – Это Гарри.

- Здравствуйте, миссис… - юноша бросил короткий взгляд из-за стекол очков в дешевой оправе и вновь опустил глаза.

- Просто Эмили. Проходите, - пригласила я их.

Первым вошел Северус, за ним мальчик, с видимым усилием втаскивая тяжелую сумку с вещами.

Мысленно я неодобрительно хмыкнула – мужчина, очевидно, не считал нужным помочь возлюбленному. Однако вслух ничего не сказала. Не мое это дело – вмешиваться в личную жизнь клиентов. За это они деньги платят мне, а не колдомедикам «Святого Мунго».

Конечно, в давние уже времена и я работала в Мунго. И не просто работала, а возглавляла кафедру по исследованию последствий заклятий, влияющих на человеческую психику. Место это я получила в необычайно молодом для такой должности возрасте после публикации своей работы о реабилитации пациентов неудачно подвергшихся заклинанию забвения. Несколько лет назад Северус рассказал мне о маге, случайно наложившем на самого себя Обливайт ультима, срикошетивший от сломанной волшебной палочки какого-то подростка. Вот это как раз мой случай. Правда, сейчас почти не осталось специалистов, которым под силу справиться с подобной проблемой и потому бедняга, скорее всего, закончит свои дни в больничной палате, демонстрируя образ мыслей и поведение семилетнего ребенка. А в те годы мы решали и более сложные задачи. Ни одна ежегодная конференция не обходилась без наших отчетов, неизменно производивших фурор в сфере магической медицины.

Это уже потом был Темный Лорд, компания молодых магов, отличавшихся пытливостью ума и бесстрашием перед знаниями, возлюбленный из Ближнего круга. Облавы после невероятного исчезновения Лорда, Азкабан, гибель любимого, огромная сумма, которую заплатил отец за мою свободу, истратив остатки состояния, невозможность устроиться на работу.

Северуса я помнила еще со времен первого возвышения Волдеморта. Близко знакомы мы не были, конечно. Тощий хмурый волчонок в поношенных мантиях за короткое время сделавшийся одним из любимых приближенных Лорда был не из тех, на кого обращают внимание женщины. Собственно, дальше дежурных приветствий при встречах наше общение тогда не пошло. Нет, ошибаюсь, был один памятный разговор во время пасхального бала в восьмидесятом году.

Мы встретились через несколько лет. Ему кто-то рассказал про ведьму, живущую вдали от людей и торгующую ингредиентами для зелий, которые по определенным причинам нельзя купить в аптеке. Не знаю, для чего они были ему нужны – я уже тогда взяла за правило не интересоваться делами клиентов. Так он попал ко мне. Мы узнали друг друга, посмеялись выкрутасам собственной судьбы. Он – школьный учитель, я – лесная колдунья, промышляющая торговлей запрещенными составами и темными артефактами.

С тех пор он стал обращаться ко мне. То за одним, то за другим. Сложились если не дружеские, то вполне приятельские отношения. Мы понимали друг друга, наверное, потому, что наши судьбы были в чем-то схожи. Несколько лет назад Темный Лорд возродился, я догадывалась, что Северус вернулся к прежнему хозяину, но эту тему мы никогда не обсуждали. Что касается меня, я не собиралась ничего менять. У меня к Волдеморту были свои счеты.

В прошлом году Северус перестал бывать у меня. От клиентов я узнала, что он назначен директором Хогвартса, сменив на этой должности Дамблдора, которого все тогда считали погибшим. Этим же летом после громких событий связанных со смертью Лорда до меня дошли слухи, что Северус принимал в них самое активное участие и вроде бы даже шпионил в стане Волдеморта по заданию нынешнего Министра. Однако в подробности я не вдавалась. Когда живешь жизнью подобной моей урожай Мандрагоры гораздо важнее политических катаклизмов.

Снейп появился у меня в прошлую среду. Поговорили немного о новостях, я узнала, что он вновь преподает в Хогвартсе зельеварение уже под началом нового директора, рассказала ему о сложностях, возникших у меня в связи с новыми порядками.

Разумеется, я видела, что он пришел не просто поболтать, впрочем, поболтать он и раньше не приходил.

- У меня к тебе предложение, Эмили, - сказал он после второй чашки чая. – Я знаю, что ты занимаешься подобными вещами. Вознаграждение будет достойным.

И изложил суть проблемы.

Нельзя сказать, что я была удивлена. Больше того, понимала, что Северус навел справки прежде, чем обратиться ко мне. Дело в том, что ведением магических беременностей я занималась уже больше десяти лет. И не только ведением – укрывала будущих родителей от чужих глаз в своем доме. Услуга дорогостоящая, но неизменно пользовавшаяся спросом. Учитывая, что магическое зачатие автоматически подразумевает Азкабан для лиц, осуществивших его. И все же обращение Северуса ко мне именно с этой проблемой стало неожиданностью.

- Для тебя? – уточнила я.

- Да, - кивнул он. И поправился. – Вернее, для близкого мне человека. Надеюсь, ты не представила меня на сносях?

- Нет, конечно, - я улыбнулась. – Но ты не обидишься, если я уточню. Это нужно именно тебе? Или ты выполняешь чью-нибудь просьбу?

Как я уже говорила, предпочитаю не вмешиваться в дела клиента, но в подобных вещах все же считаю необходимым точно знать, с чем именно имею дело. Элементарная осторожность, которая не раз ограждала меня от крупных неприятностей.

- Именно мне. Мой любовник ждет ребенка.

- О, поздравляю! – сказала я искренне.

То, что Северус осуществил такую сложную, дорогостоящую и опасную манипуляцию меня не удивляло. Все же он известный зельевар, сильный маг и знает о темных искусствах почти все. Интересен был скорее партнер. Для того, чтобы мужчина согласился на магическую беременность нужны веские причины. Последний представитель рода, не способный оплодотворить женщину, желание получить в качестве наследника могущественного волшебника (для этого темными магами много веков назад и была открыта возможность мужского зачатия), или сильная страсть между двумя мужчинами.

В данном случае, по-видимому, имеет место последнее, но я при всем желании не могла представить себе человека, который настолько одержим Снейпом, что согласился на противозаконный, сложный физически и морально, крайне болезненный процесс.

И, тем не менее, сейчас он стоял передо мной. Молоденький мальчишка, явно успевший уже оценить некоторые «прелести» принятого им решения.

- Оставь вещи здесь, - мягко сказала я ему. Паренек сразу пришелся мне по душе (а в людях я, без ложной скромности, разбираюсь не хуже, чем в зельях - была возможность научиться), хотелось его ободрить. – Эльф уберет. Тебе вредно носить тяжелое.

Он опустил сумку на пол, подвинул ее ногой в угол, к дивану. Снял очки, подышал в них, вытер краем куртки и вновь нацепил на нос.

- Идем, я покажу тебе дом, - сказала я, легонько подталкивая его к двери. Мальчик как-то беспомощно оглянулся на Северуса, но тот уже уселся в кресло, приготовившись ждать. Не знаю отчего, но мне захотелось сказать пару крепких слов этому неухоженному истукану.

- Здесь кухня, здесь ванная и туалет, - мы с Гарри прошли по маленькому коридорчику. – А это твоя комната. Скромно, но ничего другого я предложить не могу.

Мы стояли на пороге крохотного помещения. Полутороспальная кровать, укрытая шотландским пледом, стеллаж с книгами, столик в углу и тумбочка у изголовья. Действительно, более чем скромно, но мальчишка обернулся ко мне и улыбнулся обезоруживающей, широкой улыбкой.

- Да нет, что вы! Тут здорово. Ваш дом он вообще, такой…как в сказках.

Не знаю уж, какие сказки он имел в виду, вероятно маггловские, но улыбка у него была замечательная, а глаза какого-то необыкновенного, ярко-зеленого цвета. Что ж, Эмили, твои нерастраченные материнские чувства дают о себе знать. Физиология, по сути.

- Просто бревенчатый, - улыбнулась я в ответ.

Он кивнул.

- Сколько уже? – я подбородком указала на его живот. По щекам паренька немедленно пошли красные пятна.

- Месяца четыре, - сказал он тихо.

- Отлично, - я ободряюще дотронулась до его плеча. – Зелья принимаешь регулярно?

- Нет, - покачал он головой. – А что за зелья?

Наверное, на моем лице отразилась непередаваемая гамма эмоций, потому что Гарри посмотрел на меня испугано. Хотя вот это было лишним. Парень здесь и жив, следовательно, все не так уж плохо.

- Как ты себя чувствуешь?

- Да ничего, - он пожал плечами. – Правда, живот побаливает временами, иногда голова кружится и тоже болит. Но это ведь нормально, так?

- Конечно, - я понимала, что голос меня подводит. – Все просто чудесно. Только тебе придется принимать зелья. Но об этом позже. Идем к Северусу?

Чертов Снейп как ни в чем не бывало, просматривал одну из моих книг.

- Северус, нам надо поговорить, - сказала я ему, изо всех сил стараясь сдерживать эмоции. – Давай-ка выйдем на веранду.

- Одно наше общее дело, - вымучено улыбнулась я мальчику, следившему за нами с тревогой. Я позвала домовиху. – Дели, подай молодому человеку чай.

- Ты с ума сошел, Северус?! – накинулась я на старого знакомого, как только мы остались одни. - Твой мальчик сказал, что не принимает зелий! Я удивляюсь одному – как он вообще еще жив? Ты что, не знаешь, что магическая беременность поддерживается только определенными составами, а прекращение их употребления ведет к гибели родителя из-за отторжения искусственно созданной матки?!

- Для этого я и привел его к тебе, - огрызнулся он, но в глазах мелькнула тревога. Слава Мерлину, хоть какая-то реакция.

- Но почему так поздно? Чего ты вообще ждал?

- Эмили, тебя это не касается, - сказал он как-то неожиданно устало. - Гарри жив, ничего с ним не случилось. Дальше твое дело. За это мы платим тебе хорошие деньги.

Вот так. Заткнул, в общем. Разумеется, мне не привыкать к хамству клиентов. Мне можно не заплатить, можно на меня накричать. Я ведь не официальный колдомедик, да и занимаюсь незаконными делами, жаловаться мне некуда. Но в данном случае дело было не только в грубости Снейпа. Именно в тот момент я почувствовала, что от меня скрывают что-то важное, какую-то тайну, вмешательство в которую может обойтись мне слишком дорого.

Но деваться было некуда, не могла же я отказаться от данного обещания. Да и деньги немалые. А главное – если не предпринять срочных мер паренек, ждущий в комнатах, рискует не дожить до конца месяца.

Поэтому я только сказала так холодно, как могла:

- Вернемся в дом.

А Снейпу плевать, что холодно, он и бровью не повел. Откинул со лба свои сальные патлы и направился в мою гостиную, а я за ним.

Гарри сидел в кресле, маленькими глотками пил поданный эльфихой чай. Когда мы вошли, поставил чашку на стол и посмотрел вопросительно.

- Бери пирожки, - улыбнулась я ему ободряюще.

- Спасибо.

- Я должен аппарировать, - сказал Снейп. – Завтра с утра уроки, надо подготовить лабораторию.

Гарри только кивнул как-то равнодушно. Странные у них отношения.

- Ну, я, пожалуй, выйду. А вы попрощайтесь, - выдохнула я, как могла, игриво. Показалось, что роль доброй тетушки тут кстати. Вообще-то искренне предложила – вдруг, в самом деле, стесняются.

Но Северус остановил меня жестом руки, да еще и физиономию скорчил такую, что я искренне сочувствую его ученикам, вынужденным наблюдать этот кошмар регулярно.

- Не стоит, Эмили. Я уже ухожу.

Подошел к Гарри, наклонился и поцеловал его в уголок рта. Церемонно, едва касаясь губами щеки. Мерлин и Моргана! Нежность в исполнении Северуса Снейпа. Надо проверить, не скисло ли молоко на кухне от такого проявления чувств!

- Я приду вечером в субботу, - сказал он, глядя на паренька. Тот только сглотнул, быстро кивая. Кажется, им обоим не терпелось быстрее завершить нелепую в своей натужности сцену.

* * *

За что я не люблю ведение магической беременности, так это за необходимость выносить капризы, бесконечные жалобы и абсурдные желания клиентов, превращавшихся на эти несколько месяцев из представителей сильного пола не известно во что (впрочем, к сильному полу большинство из них и раньше можно было отнести лишь с большой натяжкой). Но Гарри оказался чуть ли не самым покладистым из мужчин, которым я оказывала подобную услугу.

Обычно молодые люди в состоянии Гарри ничем не отличаются от беременных женщин в своих вкусовых пристрастиях. Я в принципе готова к тому, что клиенту может внезапно захотеться ананасов, клубники, или морской капусты, и мои совы доставляют посылки из ближайшего городка достаточно расторопно. Но мой нынешний гость не высказывал никаких предпочтений. Ел, что подавали на стол, вежливо благодарил. Горькие зелья принимал не жалуясь. Дни проводил в своей комнате, иногда гулял один в окрестностях. Несколько раз просил метлу, и я разрешала ему немного полетать, не смотря на то, что полеты в его положении не рекомендованы. Честно говоря, я радовалась тому, что он хотя бы к чему-то проявляет интерес.

Потому что почти сразу поняла – у парня состояние, которое магглы называют депрессией, а мы черной хандрой. Не в том смысле, который придают этому скучающие барышни. Настоящая депрессия (мне удобнее пользоваться этим словом, все же в некоторых сферах мы отстаем от магглов почти на столетие, и одной из таких областей, несомненно, является маггловская психология) часто почти незаметна постороннему глазу. Человек не плачет, не жалуется на судьбу, не говорит об отсутствии желания продолжать земной путь. Он просто слишком тих, апатичен, его ничто не интересует. Но именно в таком настроении многие лишают себя жизни.

И если в иных случаях я слышать не могла голос клиента из-за постоянных капризов, с Гарри меня раздражало как раз отсутствие жалоб. Я банально не представляла, как возлюбленный Северуса себя чувствует. Иногда он выходил к завтраку с кругами под глазами, измученным лицом, а при настоятельных расспросах оказывалось, что ночью у него были сильные боли. На заданный в тысячу первый раз вопрос: почему он не разбудил меня (о чем я его предупреждала), парень лишь пожимал плечами. Он вообще не был многословен, попытки вытянуть из него хоть что-то о его прошлой жизни, отношениях с Северусом увенчались неудачей. Поняла я только, что он учился в Хогвартсе где Северус преподавал зелья и год служил директором.

- Выходит, Север соблазнил ученика? – подмигнула я Гарри. – Никогда бы не подумала, что он такой проказник.

- Нет, у нас все началось уже после того, как я окончил школу, - ответил он серьезно.

И вновь я удивилась. Ему восемнадцать лет (возраст я узнала в медицинских целях), получается, Хогвартс он покинул только весной. Выходит, они решили завести ребенка сразу после начала романа, что само по себе – полный абсурд. Не исключено, конечно, что мальчик лжет, выгораживая любовника, и их связь возникла гораздо раньше.

Возможно, думала я, одной из причин подавленности Гарри было опрометчивое решение, принятое им. Мерлин знает, что подвигло совсем юного мальчика так изменить свою судьбу, подвергнуться мучительной процедуре, оказаться вне закона, под угрозой заключения в Азкабан. Северуса он не любит, это я поняла почти сразу. Влюбленные даже в ссоре выглядят иначе. Я бы решила, что Северус солгал мне и выполняет чье-то поручение, опекая юношу. Однако в том, что они были любовниками, сомнений не возникало.

Снейп неизменно являлся каждую субботу во второй половине дня, и наш вечер начинался с совместного ужина, за которым обычно я болтала, Северус неторопливо что-то рассказывал или вставлял едкие реплики, а Гарри молча размазывал еду по тарелке. Не знаю, для чего Снейпу требовались эти трапезы. Возможно, ему казалось не приличным сразу пройти в спальню любовника.

Хотя заподозрить его в стеснительности было сложно – Северус выглядел образцом невозмутимости. Держал себя словно дальний родственник или коллега, заглянувший на огонек. Если бы еще не быстрые взгляды, которые он время от времени бросал на мальчика. Тяжелые, без тени нежности, полные одной лишь мучительной, выстраданной страсти. Так не смотрят на партнера в счастливом союзе, так выслеживают добычу изголодавшиеся животные.

Не могу сказать точно отчего, но меня его неприкрытая похоть раздражала. Слишком уж большой контраст представляла собой эта пара – мрачный, бледный, не слишком опрятный зельевар и свежий, чистый юноша. Появилась даже шальная мысль – рекомендовать Гарри по медицинским показаниям половой покой, но я сдержалась. Во-первых, не хорошо и не здорово вмешиваться в чужую интимную жизнь (особенно когда давно уже нет своей), во-вторых, паренек нуждался в близости не меньше, чем Северус.

Я замечала, как нервно он облизывает пересохшие губы, глядя на любовника, как застывает от его мимолетных прикосновений. Конечно, объяснялось это отнюдь не любовью. Просто одним из побочных эффектов магической беременности практически всегда является сильное сексуальное желание, и Гарри исключением не являлся. А, учитывая его всегдашнюю подавленность, следовало поощрять хоть какие-то желания, реализация которых доставляла ему радость.

После ужина они удалялись в комнатку Гарри – мальчик первым, Северус вслед за ним несколько минут спустя. Там и проводили все время до утра. Слышать я их не могла из-за неизменно накладываемых заглушающих заклятий, но одно их использование уже о многом свидетельствовало.

В воскресенье Гарри появлялся к завтраку несколько позже. С припухшими губами, красноречивыми пятнами на шее – по-видимому, утренний секс входил в стандартную программу Северуса. В эти часы паренек выглядел если не откровенно довольным, то спокойным и расслабленным. Давно уже убедилась, что телесные удовольствия заставляют хотя бы на время забыть о гнетущих человека проблемах.

И все же их отношения смотрелись слишком странно, чтобы поверить во взаимную страсть. Как-то раз Гарри требовались определенные зелья, ингредиенты к которым кончились, мой обычный поставщик был в отъезде, и я предложила:

- Напиши Северусу, пусть купит. В Хогсмите все это выше качеством, чем я могу достать сейчас. Да и нужно срочно.

- Не стоит его дергать, - покачал Гарри головой. – Давайте лучше закажем.

- Почему? - удивилась я. – Уверена, он будет рад помочь. Он ведь любит тебя.

- Ой, бросьте! – с досадой махнул он рукой.

- Гарри, - я внимательно посмотрела на него. – Знаю, что Северусу сложно проявлять свои чувства. Но если бы он тебя не любил, зачем бы ему понадобилось это.

Я кивнула на его заметно увеличившийся животик.

- Ах, это? – юноша вдруг как-то странно усмехнулся. – Стечение обстоятельств.

И, кажется, сам понял, что сболтнул лишнее. Больше из него я ничего вытянуть не смогла.

А через неделю ко мне аппарировал курьер с пакетом трав, доставку которых не доверяют совам. Мы поговорили, я расплатилась, он ушел, а я развернула сверток, намереваясь рассортировать приобретенный товар. Несколько маленьких пакетиков были завернуты для большей сохранности в старый номер «Ежедневного пророка». Я уже собиралась отправить газету в мусорную корзину, когда взгляд упал на одну из колдографий. Я присмотрелась внимательнее и обмерла – с первой страницы на меня смотрел мой юный постоялец.

С бешено колотящимся сердцем, предчувствуя серьезную проблему, я торопливо пробежала глазами вульгарно-скандальные строчки. После на минуту отложила листок, потом прочла еще раз, уже внимательнее. Все, что настораживало меня в истории Гарри, все разрозненные наблюдения и подозрительные мелочи стройно складывались в одну безошибочно стройную картину.

Гарри я в тот день ничего не сказала. После всего, что мне стало известно, я по-настоящему прониклась сочувствием к юноше, без сомнения оказавшемуся заложником политических игр взрослых магов, не исключая моего старого знакомого. Его-то и решила дождаться, благо до субботы оставался всего один день.

Я специально поджидала Северуса у окна и, услышав сквозь приоткрытую форточку характерный хлопок аппарации, вышла ему навстречу.

- Здравствуй, Эмили, - сказал он, моментально насторожившись. Чутье опытного шпиона его и здесь не подвело.

А вот я решила обойтись без церемоний.

- Северус, я не буду спрашивать, почему ты не сообщил мне фамилию твоего Гарри. Наверное, ты сам удивился, когда я не узнала его. Я не буду задавать и других предсказуемых вопросов. Полагаю, что знаю на них ответ, к тому же они касаются прошлого, которого уже не изменить. Я спрошу тебя только об одном. Как ты собираешься поступить с ребенком?



Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25Глава 26Глава 27Глава 28Глава 29


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni