Человеческий фактор

АВТОР: toma-km
БЕТА: Mara

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Война закончена, Волдеморт уничтожен, Магическая Британия постепенно возвращается к мирной жизни. Но победа – результат действий, интересов и желаний отдельных людей.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: АУ, ООС, МПРЕГ, принуждение, НЖП, POV нескольких персонажей.


ОТКАЗ: Ни на что не претендую.




Глава 2

Дурные новости

Сентябрь, 1997 год

В этом году Большой зал к первому сентября решили украсить множеством свечей. Тонких, толстых, круглых, витых, самой причудливой формы. Мерцающий свет сотен огоньков отвлекал внимание от серого, затянутого тучами неба, которое отражал зачарованный потолок. Профессор Флитвик потрудился, желая создать ощущение праздника детям, для многих из которых нынешний сентябрь начинался совсем не радостно.

Одно из самых отвратительных состояний человека – состояние вынужденного бездействия. Когда отчаянно противишься происходящему, но знаешь, что помешать этому нельзя.

Когда лицо превращается в застывшую маску, а ноготь мизинца впивается в подушечку большого пальца, чтобы физической болью хоть как-то перебить ненависть и отвращение.

Именно так чувствовал себя Северус Снейп, новый директор британской школы магии Хогвартс, краем уха прислушиваясь к речи, произносимой второй заместительницей министра Долорес Амбридж, и скользя взглядом по лицам своих подопечных. Гриффиндорцы смотрели с ненавистью, слизеринцы в большинстве своем довольно улыбались (кроме тех, кого напрямую касался указ, ведь и на Слизерине учились магглорожденные), хаффлпаффцы растеряно, райвенкловцы мрачно - сосредоточенно.

В какой-то момент он встретился глазами с крестником. Драко был бледен, явно подавлен и, в отличие от факультетских товарищей, не радовался указу. По-видимому, постоянное пребывание ставки Темного Лорда в собственном родовом имении заставляет посмотреть на политику приверженцев чистоты крови под несколько иным углом зрения.

- Северус, и ты позволишь это сделать? – возмущенный шепот МакГонагалл.

- Это приказ министерства.

- Тогда я ухожу!

- Минерва, не совершайте глупостей!

- Предлагаешь совершать подлости?

- Кхе, кхе, - Амбридж обернулась к ним, кашлянула многозначительно. Мерзкая старая жаба! Снейп слегка кивнул ей, и она вернулась к чтению указа, который он знал практически наизусть и суть которого, в общем, была проста.

Магглорожденные отныне должны учиться отдельно от остальных учеников – своего рода «пятый факультет». На применение ими магии (в том числе на занятиях) накладываются ограничения и, что самое отвратительное, на плече каждого из них должны появиться метки. Официально они предназначались для возможности отследить перемещение «грязнокровок», но Снейп подозревал, что у клейм имеются и иные функции.

Амбридж закончила.

- А теперь попросим господина директора зачитать список учеников, подпадающих под указ министерства.

Тишина казалась нереальной для помещения, где собралось множество детей. Даже первокурсники еще возбужденные недавним распределением и с трудом воспринимавшие сухой официальный язык министерского указа осознавали серьезность происходящего.

Северус поднялся со своего места, взял в руки пергамент, прошел к кафедре.

- С меня хватит! – Минерва с треском отодвинула стул, демонстративно выходя из-за стола. За ней последовал Флитвик. Остальные преподаватели смотрели растеряно, с явным неодобрением.

Снейп мысленно застонал. Глупая кошка! Ситуация и без эскапад преподавательского состава складывалась достаточно серьезная. Но, что самое не приятное, обвиняющий тон старой профессорши задевал в душе какие-то струнки, которые трогать не следовало. Как будто и в самом деле виновен, честное слово!

Как будто ему все это нравится! Но что можно сейчас сделать? Достать палочку и заавадить Кэрроу? Оглушить Амбридж? И что потом? Его убьют, Хогвартс будет отдан на откуп прихвостням Упивающихся, Дамблдор потеряет шпиона в стане Темного Лорда. Да что там говорить, он ведь даже просить как следует Волдеморта об изменении планов относительно школы не мог, потому что это неминуемо вызвало бы подозрения!

Разумеется, он приводил свои доводы. Говорил о том, что нанесение меток магглорожденным не имеет смысла, достаточно ограничить выход всех учеников за пределы школы. Что отделение «грязнокровок» от остальных учащихся вызовет недовольство определенной части Магической Британии и может спровоцировать беспорядки в Хогвартсе, что меры, допустимые в отношении взрослых магов, не всегда применимы к детям.

- Что, Северус, так и не избавился от симпатии к грязнокровкам? – осведомился Темный Лорд в ответ на его длинную речь. – Тебе я готов простить многое, но все же советую не забываться. И оставить свою романтическую привязанность в прошлом.

Педигрю за спиной Волдеморта мерзко захохотал, Северус до боли сжал за спиной кулак, чтобы удержаться и не послать в гаденыша проклятие, но его, как ни странно, опередили. Стремительный красный луч, и Питер корчился на полу, подвывая.

- Это не смешно, Хвост, - наставительно сказал Лорд, убирая в рукав палочку. – Так что, Северус, готов выбросить из головы глупую мамашу Гарри Поттера?

- Это давно произошло, сэр, - поклонился Снейп, в очередной раз отрекаясь.

Что ж, к отречению от того, что дорого, он тоже привык. У каждого свой долг, своя служба, свой пост, который нельзя покидать, как бы отвратительно не пахло вокруг. И все же, как избавиться от чувства вины за то, что причастен к творящимся мерзостям? Хотя бы потому, что на твоем предплечье навсегда обосновалось свидетельство беспрекословного подчинения спятившему ублюдку.

Амбридж вновь характерно откашлялась в кулак.

- По-видимому, вашим коллегам не слишком интересны дела школы, в которой они изволят преподавать, - заметила она.

- Полагаю, это салат из креветок. Он мне сразу не понравился, - произнес Северус довольно громко. Слизеринцы расхохотались, гриффиндорцы же готовы были съесть нового директора с потрохами. И думать не хотелось о том, сколько проблем предстоит с этими малолетними идиотами!

Хорошо, хоть Поттера среди них не было. Где он скрывается, никто понятия не имел. Трио, исчезнувшее со свадьбы в доме Уизли, до сих пор так и не объявилось, на связь с ними, насколько Снейп знал, никто из орденцев выйти так и не смог. Знал он не все, потому что в Ордене ему после исчезновения (а, по их сведениям, гибели) Дамблдора не доверяли. А он по совету Альбуса не доверялся им.

Северус подозревал, что тот и Поттеру велел избегать всех и каждого, опасаясь предательства. Возможно, у бывшего директора были какие-то сведения о предполагаемом шпионе Волдеморта в Ордене, которыми он не спешил делиться.

Поэтому появления первого сентября на платформе девять и три четверти Золотого мальчика, объявленного в розыск в качестве «Нежелательного лица № 1», никто не ожидал. Даже Том, всего-навсего лениво приказавший «немного усилить» в этот день посты.

И все же Северус вздохнул с облегчением, когда не обнаружил Поттера и двух его прихвостней в Большом зале. Даже они не настолько глупы и самонадеянны, чтобы в сложившейся ситуации явиться в школу к началу учебного года.

- Колин Криви, Денис Криви – Гриффиндор, Энджи Рейли – Райвенкло, Гвендолин Баркс – Хаффлпафф, Дин Томас – Гриффиндор, - он читал медленно и бесстрастно, не глядя на тех, чьи фамилии называл.

Северус и без того хорошо представлял себе их лица.

Затем последовали дежурные объявления о недопустимости походов в Запретный лес и грядущем наборе в квиддичные команды, а так же поздравление с началом учебного года, аплодисментами на которое отреагировали только слизеринцы. Праздничный ужин прошел в гнетущей тишине, дети, вместо того, чтобы болтать громко, инстинктивно переходили на шепот, и Снейп поймал себя на мысли о том, что ему не хватает привычного гвалта, который так раздражал в прежние времена.

Магглорожденных увели сразу после праздничного ужина. На входе дежурили Кэрроу и несколько министерских чиновников – никто не должен был сбежать.

- Вы идете, господин директор? – приторно улыбаясь, поинтересовалась Амбридж. – Не смею указывать, но на вашем месте я бы проследила за процедурой лично. Слишком уж неблагонадежный контингент…

- Разумеется, - смерил он ее холодным взглядом. – У вас ведь есть успешный опыт пребывания на моем месте.

Старая жаба побагровела от злости. О том, чем закончилось ее директорство, сочиняла байки вся Магическая Британия. Снейп терпеть не мог распущенных близнецов Уизли, но за новеллы о нюансах взаимоотношений Долорес Амбридж с кентаврами, которые в прошлом году передавали в Хогварсте из рук в руки, готов был обменяться с рыжими недорослями крепкими рукопожатиями.

Конечно, он пошел бы и сам. К сожалению, Амбридж говорила правду – требовалось предотвратить возможные эксцессы.

Тем более что деканы не явились, даже Слагхорн прошептал укоряюще:

- Северус, тебе не кажется, что это слишком?

Снейп лишь передернул плечами. Глупцы, которым важнее остаться чистенькими в глазах учеников и их родителей, чем позаботиться о порядке и не дать детям спровоцировать готовых на все Упивающихся. Должно быть, это судьба – всегда выполнять самую грязную работу.

Все прошло даже проще, чем он ожидал. Разбушевавшихся Криви пришлось утихомирить обездвиживающим заклинанием, зато потом ученики успокоились. Слава Мерлину, им хватило на это ума. При сопротивлении могли быть жертвы, министерство церемониться с магглорожденными не собиралось. А то, что смотреть на перепуганные физиономии детей, которых сейчас клеймили как скот, тех самых, кого еще вчера проклинал за тупость и лень, а сегодня не смел даже поддержать и успокоить (чтобы не дать повода усомниться в собственной лояльности линии министерства) было практически невыносимо, так это его, Северуса проблемы.

На выходе нового директора поджидал сюрприз – компания малолетних идиотов во главе (вы только подумайте!) с Лонгботтомом. Рыжая Уизли, Финиган, сумасшедшая Лавгуд, еще несколько физиономий. Они, видите ли, требовали поставить метки им тоже. В знак солидарности.

Следом за Снейпом вышел Яксли, остановился, глядя на оболтусов во все глаза. Что-то в его взгляде было не хорошее, сулящее немалые проблемы.

- А ну, живо все отсюда! – гаркнул на ребят Снейп. Его бы воля – осуществил сейчас давнюю мечту Филча, прошелся розгами по пяткам всей героической кодлы.

- Но профессор! – возмущенно начал Лонгботтом. Вид решительно настроенного Невилла был за гранью добра и зла, и Северус сжал кулаки, чтобы ненароком не зашибить ублюдка.

- Вон, я сказал! Минус двадцать пять баллов Гриффиндору, минус десять Райвенкло. И чтобы я вас через секунду не видел!

Герои немедленно испарились из поля видимости. Вполне возможно, с легкой душой – вряд ли им действительно хотелось оказаться заклейменными.

- А кто эта рыжая? – спросил Яксли, и Северусу мгновенно стала понятна подоплека его интереса. – Породистая сучка.

- Джинерва Уизли, - ответил он сухо. Не хватало еще сексуально озабоченного психа на его голову!

- Эти Уизли, которые симпатизируют Поттеру? – оживился Яксли. – По ним же Азкабан плачет!

- Уизли никаких обвинений пока не предъявлено. Напомню, что отец и старший сын работают в министерстве, еще один в Гринготсе, двое преуспевающие бизнесмены. Уважаемое чистокровное семейство. Поэтому советую не совершать глупостей, которые обернутся против тебя же.

Безумно хотелось проклясть его. Эти неучи, похоже, вообразили Хогвартс борделем, в котором возможны любые непотребства.

Яксли посмотрел с ненавистью, но ничего не сказал.

Магглорожденных отвели в Западное крыло. По замыслу министерства отныне они практически не должны были контактировать с остальными учащимися. Уроки у них велись отдельно, в Большом зале им полагался свой стол, кроме того, им запрещалось играть в квиддич, участвовать в школьных клубах, выходить за пределы антиаппарационного барьера Хогвартса. К ним, как к неблагонадежным, разрешалось применять самые жесткие меры в случае не повиновения.

Все это Северус рассказывал через полчаса после клеймения, стоя в центре гостиной нового факультете и глядя поверх голов испуганных мальчишек и девчонок. Вроде бы знак пренебрежения, но на самом деле не хотелось видеть десятки пар глаз с плещущейся в них смесью страха и ненависти.

Он говорил бесстрастно и ровно, но знал, что именно таким образом донесенная информация произведет наиболее сильное впечатление. Важно было, чтобы ученики почувствовали серьезность своего положения и навсегда отказались от мысли о глупостях, которые могут натворить.

* * *

Четыре дня прошли для Северуса Снейпа относительно спокойно.

Метка не беспокоила, школьники, напуганные последними событиями, вели себя не привычно тихо. Вестей от Дамблдора не было, впрочем, на это он и не рассчитывал, о Потере также никто ничего не слышал, что не могло не радовать. Появилась возможность заняться бумажными делами, провести встречу с Попечительским советом, которая прошла в крайне доброжелательной обстановке – теперь он состоял сплошь из коллег Северуса по второму (после Ордена Феникса) «клубу».

Однако спокойствие настораживало, словно затишье перед бурей. Разумеется, новый директор основывался не только на смутных предчувствиях, хотя к своей интуиции привык прислушиваться, зная, что она редко его подводит. Просто он отлично усвоил - в такие времена отсутствие событий означает, что те, кто претендует на управление судьбами мира, затевают что-то не слишком приятное.

К великому сожалению, знание законов большой политики не обмануло и на этот раз - в четверг на дороге, ведущей к Хогсмиту, нашли полумертвого гриффиндорца Дина Томаса. Очевидцы говорили, что юноша, одетый в школьную мантию просто захрипел, схватился за горло (как раз там, где было клеймо), и упал. Без всяких видимых причин, если не считать метки. По крайней мере, теперь все знали, как она работает.

- Как это понимать? Что произошло с учеником? – Снейп ворвался в кабинет Кэрроу прямо из больничного крыла, где Помфри безуспешно пыталась привести в чувство пострадавшего гриффиндорца. Амикуса на месте не было, его сестра, в тот момент с шумом отхлебывавшая чай из пузатой кружки, от неожиданности подскочила на месте.

Северуса трясло от злости. Во вверенной ему школе, среди бела дня ученик пострадал настолько серьезно, что хогвартский колдомедик не ручалась за его жизнь!

И что хуже всего, это произошло с ведома министерства, которое сочло возможным применить к магглорожденным такие меры. Все, на что надеялся директор, рассыпалось в прах. Обещал Дамблдору защитить детей! А сам связан по рукам и ногам. В этот момент Снейп мечтал оказаться на месте доблестных орденцев. Размахивать палочкой, выкрикивать лозунги и не трястись над жизнями сотен несовершеннолетних, ставших фактически заложниками в учебном заведении.

- Томас решил сделать ноги, - гадко усмехнулась пришедшая в себя Алекто. – Нарушил указ министерства, вот и поплатился. Завтра утром объявите об этом, Снейп. Или вам жалко маггловского выродка?

Северус смерил ее уничтожающим взглядом. Мерзкое малограмотное создание нелепым образом получившее звание профессора Хогвартса указывает ему - директору!

- Этот вопрос мы обсудим не с вами, - холодно сказал он.

- Это как сказать, - ухмыльнулась пародия на женщину. – Вроде мы с братом тут отвечаем за дисциплину! А, Снейп?

Парировать было нечем – присутствие Кэрроу в качестве надсмотрщиков над учениками, профессорами и им самим стало еще одним личным счетом, который Снейп намеревался предъявить Лорду, когда придет время.

Через полчаса, уже в своем кабинете, он напряженно думал. Метка наказала ученика, решившего бежать? В этот бред верилось с трудом. Яксли сказал, что клеймо содержит оповещающие чары. Так, чтобы человека можно было разыскать. Но не парализующие же! А если и так, отчего директора, которого это касается в первую очередь, не предупредили с самого начала?

Версия о побеге также не казалась убедительной. Томас вряд ли избрал бы открытую дорогу, зная о запрете покидать школу без письменного разрешения директора. Тем более что ученики седьмого курса обычно могут ориентироваться в окрестностях школы с завязанными глазами, и отыскать укромную тропку вдали от людских глаз не составило бы никакого труда.

Складывалось впечатление, что при помощи меток поведением и состоянием детей можно управлять на расстоянии. Вплоть до серьезных повреждений (Томас так и не пришел в себя) и, возможно, убийства.

Тогда что означает не желание Темного Лорда сообщить ему о принятых мерах? И с какой целью было совершено нападение на гриффиндорца? Если еще вчера Северус искренне радовался отсутствию вызовов, сегодня его не на шутку тревожил этот факт.

Он отослал письму в министерство с описанием происшествия, требованием рассказать о принципе действия метки и мерах по выведению пострадавшего (или пострадавших, если таковые будут) из комы. Впрочем, в министерство он решил наведаться сам завтра же.

В ту ночь Снейп заснул лишь после немалой порции зелья от головной боли. Появилась невероятно соблазнительная мысль о стакане виски, но он сдержался, вспоминая о данном самому себе летом слове не употреблять алкоголь до конца войны. В этот сложный год (а Дамблдор говорил именно о годе, необходимом ему для исполнения миссии) ему потребуется трезвая голова.

Утро следующего дня «порадовало» повторением вчерашнего происшествия. Позади хижины Хагрида, на границе антиаппарационного барьера была найдена третьекурсница – магглорожденная точно в таком же состоянии, в каком до сих пор пребывал Томас.

На этот раз Северус не пошел к Кэрроу. Происходило что-то странное, и не новоявленные ответственные за дисциплину были тому причиной.

С утренней почтой пришел ответ от Амбридж. Расплывчатые строки, пестревшие официальными терминами, не содержали никакой полезной информации. Первый заместитель министра писала о следящих чарах, о необходимости предотвращать возможность побега и сопротивления школьному начальству со стороны магглорожденных. За сложно построенными фразами сквозила растерянность чиновницы, не владеющей информацией. Визит в министерство отменялся, как не имеющий смысла.

Решение пришло само собой. Несмотря на то, что его тошнило от перспективы визита в Малфой-Менор, где обосновался Волдеморт, он решил сегодня же просить аудиенции Темного Лорда.

Снейп связался с Люциусом по каминной сети. Старый приятель был заметно подавлен и сообщил, что Темный Лорд обещал прибыть вечером. Однако вечера Северус Снейп не дождался.

В три часа пополудни левое предплечье обожгло внутренним огнем. С отвратительным предчувствием он призвал одну из школьных метел и, не теряя ни минуты, добрался до границы антиаппарационного барьера Хогвартса.

* * *

Большой зал Малфой-Менора был погружен в полумрак, и Северус не сразу разглядел в центре круга, образованного людьми в черных плащах с капюшонами щупленькую фигурку в маггловской одежде. А когда разглядел, понял, что все закончилось. Все усилия Дамблдора, Ордена, все жертвы напрасны.

И, что важнее, закончилась его собственная жизнь, сосредоточением и смыслом которой в последние годы стал испуганный и, судя по его виду, решивший все для себя, готовый погибнуть подросток. Который даже не заметил появления ненавистного преподавателя, потому что из всех присутствующих не сводил глаз только с одного – Темного Лорда. Мальчик, избранный пророчеством и отмеченный, как равный, главный враг Тома Риддла и вместилище частички его души, Гарри Поттер.



Глава 1Глава 2Глава 3


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni