Человеческий фактор

АВТОР: toma-km
БЕТА: Mara

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Война закончена, Волдеморт уничтожен, Магическая Британия постепенно возвращается к мирной жизни. Но победа – результат действий, интересов и желаний отдельных людей.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: АУ, ООС, МПРЕГ, принуждение, НЖП, POV нескольких персонажей.


ОТКАЗ: Ни на что не претендую.




Глава 18

Надежды и встречи

Апрель, 1998 год

Весна в этом году выдалась ветреной и холодной, с бесконечными дождями и грязью, которую месили ботинки учеников, отправлявшихся по субботам в Хогсмит.

Впрочем, традиционные субботние походы теперь отменяли все чаще. Как бы не ненавидели школьники директора за эти меры, он чувствовал себя спокойнее, когда дети находились в стенах школы.

Потому что не только погода нынешней весной преподносила сюрпризы. Неустойчивой, угрожающей была политическая обстановка в Магической Британии. Что-то тревожное, тяжелое словно повисло в воздухе, как ожидание грядущей бури или неминуемой беды. Несмотря на то, что серьезных эксцессов не возникало, все чаще то там, то здесь вспыхивали очаги неповиновения политике министерства. Иногда это были отдельные маги, отказывавшиеся выполнять предписания новой власти, иногда - небольшие группы людей, возмущенных или доведенных до отчаяния. Правительство реагировало на участившиеся мятежи с удвоенной жестокость: министерские отряды откровенно зверствовали, хватая всех без разбора, Азкабан был переполнен, в подвалах Малфой-менора содержались те, кого Темный Лорд считал своими личными врагами.

Но в ту прохладную, ясную апрельскую субботу, последнюю перед пасхальными каникулами, директор Хогвартса все же разрешил ученикам поход в волшебную деревню. Этой новости обрадовались, как не радовались в иные годы большим праздникам — дети устали от постоянного напряжения и неопределенности не меньше взрослых, и почти также остро переживали происходящие за стенами школы события.

К полудню Хогвартс опустел. Старшеклассники отправились в Хогсмит, младшие курсы предпочли игры на улице сидению в гостиных.

Шаги директора, направлявшегося в свой кабинет, гулко отдавались в пустом коридоре. Привычно он сообщил пароль горгулье, подождал, пока движущаяся лестница доставит его на небольшую площадку, толкнул дверь своего кабинета и замер на пороге.

В кожаном, с мягкими подлокотниками кресле, которое обычно предназначалось для посетителей, мирно устроился Альбус Дамблдор. Глаза бывшего директора были прикрыты, голова с длинными седыми волосами откинута на спинку, и Снейпу в самый первый момент показалось, что тот спит.

- Я ждал тебя, мой мальчик, - произнес Дамблдор, улыбаясь. Во взгляде его не было и тени сна, лишь огромная, копившаяся, кажется, годами усталость.

И Северус Снейп не выдержал. В два шага преодолев разделявшее их расстояние, он упал на колени перед неожиданным, но таким желанным гостем, припал губами к тонкой, покрытой сеточкой мелких морщин руке и впервые за долгие месяцы разрыдался.

Его не старались успокоить, привести в чувство, ни о чем не спрашивали, лишь мягко гладили по волосам, по трясущимся плечам, позволяя выплеснуть из себя все, что так долго и тщательно скрывалось под маской равнодушия, граничившего с жестокостью.

А после Северус говорил. Рассказывал обо всем, что случилось в отсутствии Дамблдора. О метках магглорожденным, о Поттере, Джиневре и Рональде Уизли, Малфое, Грейнджер, Лавгуд. О пытках, с подачи Кэрроу частично заменивших традиционные отработки, об отряде под руководством идиота Лонгботтома, который, словно нарочно, провоцирует местных надсмотрщиков на все более жестокие действия.

- Я не выполнил ваш наказ, Альбус, - сказал он, отводя влажные от слез волосы с лица. - Я не смог защитить детей. Все разваливается, трещит по швам, Поттер в ловушке, из которой я не вижу выхода. Мы проиграли войну.

Последняя фраза прозвучала утвердительно, и все же была в ней тень сомнения, вопрос, и безумная, отчаянная надежда на то, что вот сейчас этот старый и мудрый человек, этот сильный маг разубедит, направит, расскажет, что делать дальше.

- Проиграли? - Дамблдор задумчиво покачал головой. - Не думаю, Северус. Хотя победа, разумеется, не будет легкой.

- Победа?! - Снейп почти истерически рассмеялся. - Альбус, о какой победе вы говорите?

У нас нет ни одной, понимаете, ни единой возможности изменить ситуацию.

- То, что ты ее не видишь, еще не значит, что ее нет, - Дамблдор слегка нахмурился.

- А вы видите, Альбус? Тогда сообщите скорее. Потому что… потому что это не может так продолжаться. Дети в постоянной опасности. Поттер… сейчас его не трогают, но кто знает, что завтра придет в голову Темному Лорду.

- Я думаю, скоро все закончится, Северус.

- Закончится? Каким образом? И для кого закончится, Альбус?

- Я уничтожил хоркруксы, - тихо сказал Дамблдор. – Осталась Нагини и… впрочем, об этом после.

Это прозвучало так просто, почти буднично, что Северус не сразу понял смысл сказанного. И лишь спустя несколько секунд спросил сдавленным, срывающимся от волнения голосом:

- Сам? Один?! Альбус, как?

- Не один. Мне помогал Николас Фламель. А как, - еле заметная тень пробежала по усталому лицу, - не будем об этом.

- Мерлин! – прошептал Снейп и вновь приник губами к руке Дамблдора. – А я ничего не сделал… не смог.

- Ты делал все, что было в твоих силах, мой мальчик.

- Альбус, - Северус поднял полный боли взгляд. – Я боюсь, что все может оказаться напрасным. Я не знаю способа обойти клятву, а Поттер не пойдет на жертвы. Но, даже если предположить такую возможность... Альбус, он не убьет Темного Лорда. Не сможет, я чувствую.

Сухие губы бывшего директора на миг дрогнули.

- Жалость? – спросил он коротко.

- Возможно. И, как ни страшно, какое-то родство. Я не могу этого объяснить, но чувствую.

- Что ж, этого следовало ожидать, - медленно кивнул Дамблдор.

- Так что же делать? – Северус изо всех сил старался не повышать голос. После известия об уничтожении хоркруксов ему было стыдно за устроенную истерику.

- Я бы не стал отчаиваться. В любой ситуации отыскивается то, чего мы не можем предусмотреть. Сказанные кем-то вовремя слова, неожиданный поступок человека, которого до недавнего времени считали лишь статистом. Магглы называют это человеческим фактором. Он может сработать как на благо, так и во зло. Но я предпочитаю надеяться на лучшее.

- Мне бы вашу уверенность, Альбус! - покачал головой Снейп.

- У меня нет уверенности. Только надежда.

Северус на секунду прикрыл глаза. Надежда! Его обуревали противоречивые чувства. Уверенность Дамблдора, с одной стороны, успокаивала, с другой -? вызывала глухое раздражение. Гарри находился там, во власти обезумевшего ублюдка, поруганный и почти сломленный, и это было важнее всего, важнее гипотетической победы светлых сил.

- Мы можем попытаться освободить Поттера, Альбус? – спросил он и отвел глаза под понимающим взглядом Дамблдора. Чересчур понимающим.

- Мы сделаем для этого все возможное, Северус, - он помолчал. - Надо собрать Орден Феникса. Полный состав.

Несколько мгновений Снейп смотрел на директора, после кивнул, соглашаясь.

- Мне надо идти, мой мальчик, - бывший директор положил ладонь ему на плечо. – Я знаю, что взвалил на тебя непосильную ношу, поверь. Но потерпи еще немного.

- У меня ведь нет другого выхода, - горько усмехнулся Снейп. – Я боюсь не за себя. И вы это знаете.

Дамблдор ничего не ответил, только сильнее сжал его плечо.

- Мне пора, - сказал он.

- Как мне вывести вас отсюда?

- Северус, - голубые глаза под очками-половинками хитро блеснули. – У меня имеется надежный способ проникать в этот кабинет и покидать его без посторонней помощи.

- Профессор Снейп, - за дверью послышался голос Алекто Кэрроу.

- До встречи, - тихо сказал Дамблдор и опустил руку в карман мантии. Сработал портключ, спустя мгновение ничто в кабинете не напоминало о недавнем присутствии того, кого вся Магическая Британия оплакала год назад.

- Войдите, - крикнул Северус. Он невольно поморщился, когда отвратительная женщина, грузно ступая, приблизилась к нему, обдавая несвежим дыханием. Чересчур близко для подчиненной. Иногда директор с омерзением размышлял о том, уж не заигрывает ли с ним Алекто.

- В подземельях снова надписи, - проговорила она. – Уверена, это щенок Лонгботтом…

- Идемте, - достаточно бесцеремонно отодвинул ее локтем Снейп.

- Совсем обнаглели, выродки! – возмущалась она, семеня за директором по коридору второго этажа. – Даром, что чистая кровь, уроды, одно слово.

Но Северус не слушал Алекто. Его внимание привлекла пара в оконной нише. Юноша и девушка стояли, чуть соприкасаясь локтями, и, видимо, мирно беседовали. Ничего удивительного, кроме того, что в подростках он узнал Драко Малфоя и Джинни Уизли. Снейп невольно покачал головой. Вряд ли в нынешней ситуации подобное перемирие сулило что-то хорошее.

* * *

Молодые люди проводили директора и преподавательницу маггловедения взглядами.

- Куда это они так резво направляются? - поинтересовалась Джинни подозрительно.

- Не знаю, - хмуро протянул Драко. - Но посмотрел на нас Снейп, как на мантикору, случайно забредшую в замок.

- Думаешь, он удивился?

- Уверен. И, скорее всего, поделится своими впечатлениями с отцом.

- Боишься, Малфой? - спросила Джинни насмешливо, легким движением руки откидывая назад густые волосы.

- Нет, - Драко пожал плечами. - Просто не хочу осложнений. Этим мы, слизеринцы, отличаемся от вас. Не ищем лишних неприятностей на свое мягкое место. Это не трусость, а разумное поведение. Понятие для гриффиндорцев неведомое.

- Я могу и обидеться, Малфой.

- Я тоже, Уизли. Если хочешь знать, я не боюсь отца. Но не считаю нужным выводить родителей из равновесия.

- Ладно, - Джинни дотронулась до его рукава. - Не злись.

- Я не злюсь, - пожал он плечами, но хрупкое равновесие уже было нарушено. Молодые люди замолчали, оба чувствовали себя неловко.

Послышались шаги, Драко чуть наклонился вперед, чтобы рассмотреть идущего.

- Вон твоя... Грейнджер, - он чуть было не назвал ее по привычке грязнокровкой, но осекся в последний момент. - Иди к ней.

Гермиона прошла мимо, не замедляя шаг, ограничившись беглым взглядом в сторону молодых людей.

- Правда пойду, - сказала Джинни чуть извиняющимся тоном и легонько толкнула его в плечо. - Не дуйся, Малфой.

- Гермиона, постой! - она догнала Грейнджер у самой лестницы. Та остановилась, легким кивком приветствуя подругу.

- Привет! - Джинни взяла ее за руку, улыбнулась немного натянуто. В последние месяцы между Гермионой и остальной компанией словно появилась невидимая стенка. Несмотря на то, что девушка принимала участие в акциях возглавляемого Невиллом отряда, основательно портивших прихвостням Волдеморта существование в Хогвартсе, внутренне она заметно отдалилась, реже включалась в общие разговоры, почти не улыбалась. Джинни связывала эти изменения с предательством своего брата, искренне жалела подругу, но помочь ничем не могла - Гермиона решительно пресекала чьи бы то ни было попытки заговорить с ней о Роне.

- Привет! Ты почему не в Хогсмите? - Грейнджер дотронулась до туго сколотых в узел на затылке каштановых волос. Джинни подумала, что подруга в последнее время все больше напоминает МакГонагалл - такая же строгая, с неизменно прямой спиной и плотно сжатыми губами.

- Не хотелось. А потом, это хороший случай насолить слизеринцам, - Джинни перешла на шепот. - Мы с Невиллом сейчас написали там кое-что...

- Среди бела дня? Вас же могли застать!

- Ведь не застали, - Джинни легкомысленно махнула рукой. - А если кто-то заподозрит, я почти все утро провела с Малфоем.

- Я видела, - просто сказала Гермиона.

- Тебя это не удивляет? - в голосе Джинни за нарочитой легкостью угадывалось волнение.

- На вас в последнее время постоянно натыкаются в самых неожиданных местах. И не стесняются сплетничать об этом. Почему я должна удивляться?

- Гермиона, - Джинни прикусила нижнюю губу, тонкие пальцы сжали деревянные, чуть выщербленные перила лестницы. - Я хочу сказать тебе...

- Не стоит, - Грейнджер посмотрела на нее спокойно. - Тебе нравится Малфой, я поняла.

- Нет... то есть, не совсем...

- Да! - оборвала ее Гермиона. - Извини, но это видно невооруженным глазом.

- Ты осуждаешь меня? - тихо спросила Джинни.

- За что?

- За то, что это Малфой, наш враг. За Гарри. Но я ведь все равно никогда не была нужна ему, так что...

- Честно? Просто не понимаю. Но дело даже не в этом. Больше всего я боюсь за тебя, Джинн! Подумай, кто ты и кто он. Подумай о его семействе. О том, чем грозит такая связь! - сейчас Грейнджер напоминала прежнюю Гермиону, в любое время дня и ночи готовую с пеной у рта доказывать свою правоту.

- Нет никакой связи! У нас вообще еще ничего нет...

- Так будет. Куда вы денетесь? - это прозвучало чересчур цинично, и Джинни задохнулась от возмущения.

- Конечно, тебе больше известно об этом, - бросила она в ответ и осеклась, прикрыла ладонью рот.

Гермиона побледнела, качнулась вперед, кулаки ее непроизвольно сжались. На миг показалось, что она собирается ударить собеседницу.

- Да, благодаря твоему брату, - процедила девушка сквозь зубы. - Мерлин, какая же я идиотка! Больше ни слова никому из вас не скажу! Делайте, что хотите!

Она резко развернулась, собираясь уйти, но Джинни бросилась к ней, удержала за плечи:

- Гермиона, нет! Ты не поняла… - ее захлестнула жгучая волна стыда. Получалось, что она, пусть не желая того, попала прямиком по больному месту.

- Я все поняла. Пусти!

- Нет! - Джинни крепко обняла подругу за шею, зашептала горячо, не позволяя возразить. - Прости меня, прости, пожалуйста! Это я идиотка, круглая дура! Я тебя очень люблю, я тобой восхищаюсь, ты даже не представляешь, как. Тем, с каким достоинством ты прошла через все это. Я не знаю, как поступила бы на твоем месте, честно. И за Драко прости, я сама этого не хочу, я очень стараюсь, правда. Но... он мне нравится, Гермиона. Очень нравится. Он, на самом деле, совсем не такой напыщенный индюк, каким хочет казаться. И он не доволен тем, что происходит.

- Еще бы, - усмехнулась Гермиона, немного отстраняясь. - Ведь его дом превратился в резиденцию Темного Лорда. Я не осуждаю тебя, Джинни. Волнуюсь, это да.

- Я понимаю, - охотно закивала она в ответ. - Я все понимаю, но...

- Но ты влюблена в него, - констатировала Гермиона. - Что ж, вы оба чистокровные, с этой стороны препятствий не будет. Хотя, Люциус Малфой вряд ли мечтает породниться с Уизли.

- Перестань, - попросила Джинни почти умоляюще. - Я даже не думаю об этом. Ничего такого никогда не случится. Скажи, ты ведь больше не сердишься на меня? Пожалуйста, скажи!

Гермиона улыбнулась уголком рта, подняла руку, легонько дернула рыжую прядь.

- Не сержусь. Но ты все равно дурочка.

- Ага, - улыбаясь сквозь слезы, подтвердила Джинни.

* * *

Облавы на «нежелательные элементы», осуществляемые министерскими бригадами в местах массовых поселений магов, всегда казались Рональду Уизли одним из самых отвратительных и грязных дел, которыми ему приходилось заниматься на службе у Волдеморта.

Мятежники, открыто выступавшие против проводимой в Магической Британии политики, по крайней мере, сопротивлялись, когда их приходили арестовывать, иногда дрались не на жизнь, а на смерть, не брезгуя непростительными. А вот нищие бедолаги, прятавшиеся по своим, одним им ведомым норам, лишь тряслись от страха, когда их вытаскивали на свет, умоляли оставить в покое, падали на колени, цеплялись за подол мантии. Жестокость по отношению к ним казалась настолько подлой, что Рон, никогда не испытывавший особенной тяги к алкоголю, обычно напивался, возвращаясь домой после подобных зачисток.

- Ты не понимаешь, Рональд, - говорил обычно по этому поводу Перси, с которым они делили маленькую квартирку в одном из тихих кварталов Лондона. - Да, этих людей жалко, но магглорожденные, лишенные палочек, или того хуже - скрывающиеся от правительства, являются прямой угрозой Магической Британии. Никто не мешает им жить в мире магглов, никто не станет преследовать их там, но они упорно предпочитают оставаться среди нас, занимаясь незаконными промыслами, проституцией, попрошайничеством.

- У них ведь нет другого выхода, - устало возражал Рон. - Как они выживут в мире магглов? У многих нет даже маггловских документов.

- Значит, этим людям следовало думать раньше, прежде чем они незаконно решились претендовать на звание магов, - заявлял Перси высокомерно, и Рон с трудом удерживался от того, чтобы не ударить старшего брата.

Однако, деваться было некуда - облавы входили в стандартные обязанности членов министерских бригад по поддержанию правопорядка.

Вот и сегодня Рон с напарником отрабатывали повинность в Косом переулке. Слава Мерлину, нынешняя ночь выдалась относительно спокойной. В одной из отвратительных забегаловок они спугнули пару доходяг, чей вид явно свидетельствовал о том, что едят они не каждый день. Тем не менее, нищие довольно шустро ретировались в какую-то щель на заднем дворе. Охранники не стали их преследовать - напарник Рональда, на удачу, не горел желанием рыскать по задворкам в поисках несчастных, которые явно не представляли никакой опасности для страны.

До конца дежурства оставалось двадцать минут, когда за выщербленной стеной одной из подворотен в Лютном переулке мелькнула яркая мантия, послышался дробный звук цокающих по каменной мостовой каблучков.

- Стой! - закричал напарник Рона. - Кому говорят. Петрификус тоталус!

Они приблизились к неподвижно стоявшей у стены девушке. Яркая косметика на лице, собранные в кокетливый узел светло-русые волосы, слишком короткая и чересчур яркая, в рюшах мантия, без лишних слов свидетельствовали о роде занятий красотки.

Не редкость по нынешним временам, но Рон замер, вглядываясь в лицо девушки. Вернее, девчонки. Проститутка была совсем юной, но Уизли ошеломило не это. Просто он хорошо знал эту девочку. Одногодка Джинни с Хаффлпаффа. Рон помнил ее смешливой толстушкой, но сейчас она заметно похудела, обозначились скулы, а глаза на неподвижном лице смотрели испуганно и растерянно.

- Фините инкантатем, - произнес он. Девочка неистово забилась в руках его напарника.

- Стой, сучка! - прикрикнул тот на нее.

- Келли, мы не сделаем тебе ничего плохого, - пообещал Рон. Имя маленькой проститутки всплыло в памяти неожиданно.

Девушка замерла, недоверчиво глядя на него. Трудно сказать, узнала ли она прежнего вратаря гриффиндорской команды по квиддичу в молодом человеке, облаченном в министерскую мантию и шляпу. «Вряд ли», - подумал Рон.

- Ты ее знаешь? - обернулся к нему напарник.

- Да, немного, по Хогвартсу, - произнес он задумчиво.

- Даю голову на отсечение, она и сейчас должна быть в школе, - хмыкнул тот. - Отвечай, почему ты не учишься?

Девушка бросила на него быстрый взгляд, глаза ее были полны слез.

- Да я и так знаю, - ухмыльнулся парень. - Ты, наверное, грязнокровка, не пожелавшая встать на учет. А ну, отвечай, где твоя палочка! - он бесцеремонно сунул руку девчонке за пазуху.

- Нет, нет! - закричала она надрывно. - Пожалуйста! Я клянусь, у меня нет палочки, она... ее у меня украли. В первую же неделю.

- Врешь, грязнокровка! Наверное, обчищаешь своих клиентов, а потом накладываешь на них Обливиэйт?

- Нет, честно, нет! Я никому не причиняю вреда! Отпустите меня, умоляю вас! Я... я все для вас сделаю! - и она опустилась на колени, прямо на грязную мостовую, дрожащие тоненькие пальчики с дешевыми перстеньками потянулись к мантии охранника. Рона затошнило от происходящего.

- Оставь ее, - сказал он напарнику тихо, но твердо. Тот обернулся к нему, посмотрел удивленно.

- Хочешь сказать, мы не аппарируем с ней в министерство?

- Ты же видишь, она безобидна, как перепуганный кролик. Оставь ее.

Во взгляде охранника мелькнуло понимание, выражение лица из брезгливого сделалось сальным.

- Что, Ронни, предлагаешь нам бесплатно поразвлечься? И закрыть глаза на ее грязные делишки? Что ж, я согласен. Давай, стервочка, - он по-хозяйски положил ладонь девочке на макушку. - Надеюсь, ты хорошо это делаешь.

- Нет, - Рон опустил руку на его плечо, удивляясь собственному порыву. - Нет, Мэтт. Она моя.

Напарник резко обернулся к нему, в мышиного цвета глазах плескалась злоба.

- Много себе позволяешь, Ронни! - сквозь зубы прошипел он. - Или ты думаешь, что раз отмечен меткой Лорда, тебе можно смотреть на других, как на грязь под ногами?

- Я тебе заплачу, - просто сказал Рон. - Я хочу ее и возьму. А тебе заплачу. Снимешь себе проститутку, если пожелаешь.

Он достал из кармана мешочек с галлеонами, отсыпал горсть, протянул на ладони.

Напарник смотрел на него с сомнением. То, что предлагал Уизли, было унизительно для его самолюбия. С другой стороны, связываться с человеком из Ближнего круга из-за дешевой шлюхи не имело смысла, тем более что тот предлагал решить дело миром, да еще и заплатить за молчание.

- Так и быть, Уизли, - усмехнулся он, принимая золотые монеты. - Закрою глаза на твою маленькую прихоть.

- Спасибо, Мэтт, - кивнул Рон.

- Идем, - довольно резко приказал он девочке, беря ее за локоть.

- Спасибо вам! - залепетала та, когда они завернули за угол. - Я... у меня тут недалеко комната, мы снимаем с подругой. Можем пойти туда, правда, там не очень хорошо...

- Почему ты не в Хогвартсе? - спросил Рон. Они оказались в маленькой тихой улочке между двумя высокими заборами.

- Мне... в общем, я была на каникулах у тети, когда к ней приехал знакомый. Он сказал, что магглорожденным в этом году в Хогвартс лучше не соваться.

- Твоя тетка - волшебница? - удивился Рон. - Но ты же, в таком случае, могла подтвердить свою родословную. Хотя...

- Да, но она тоже магглорожденная. А мои родители - магглы. Мама умерла, а отца я никогда не знала.

- Где сейчас твоя тетя? Почему ты не с ней?

- Я не знаю, - всхлипнула девочка. - Она велела мне спрятаться у знакомых, а когда я вернулась, ее уже не было. Думаю, что ее забрали.

- Об этом можно навести справки в министерстве, - задумчиво сказал Рон.

- Мистер Уизли, если вы это сделаете, клянусь, я... я буду всю жизнь у вас в долгу, - девочка сложила руки на груди. - Если вы захотите, что угодно...

Рон сглотнул горький комок, сдавивший на секунду горло, почти перекрывший дыхание.

- Ты знаешь меня? - спросил он, откашливаясь.

- Кончено! - с готовностью закивала Келли. - Вы Рон Уизли, друг Гарри Поттера...

- Сейчас мы аппарируем ко мне, - резко прервал ее Рон и притянул девушку к себе за руку. Та с готовностью прижалась к нему. В следующее мгновение молодые люди исчезли, словно растворившись в пространстве.

* * *

Рон снял с дверей охранные заклинания, распахнул их, пропуская перед собой девочку. Испугано озираясь, она прошла в маленькую прихожую.

Квартирка представляла собой типичное жилище двух холостяков. Жалкая иллюзия приличия - в прихожей довольно уродливая массивная вешалка, круглое зеркало с темными точками, появившимися на нем от старости. Кухонька с небольшим столом в центре и деревянными табуретами, с новой плитой и старой, на металлическом каркасе, пожелтевшей от времени раковиной. Две комнаты: спальня Перси и гостиная с большим, немного продавленным скрипучим диваном, на котором обычно спал Рон, двумя креслами (обивка на одном из них, по словам хозяйки, была порвана котом кого-то из прежних постояльцев), торшером под грязно-желтым абажуром, странным, очень маггловским журнальным столиком из стекла и безвкусным натюрмортом на стене.

- Проходи, - сказал Рон девушке, нерешительно топтавшейся на пороге.

- Рональд, - Перси, сидевший у окна, отложил книгу, брезгливо взглянул на Келли из-под очков. - Ты не сообщил, что у нас будут гости.

- Подожди меня на кухне, - Рон мягко дотронулся до плеча девочки. - Я сейчас приду. Вон там, - указал он на крашенную дверь в углу.

- Ты совсем сошел с ума, Рональд! - громким шепотом заговорил Перси, когда за смущенной девушкой зарылась дверь. - Уже таскаешь в мою квартиру каких-то шлюх!

- Я плачу за эту халупу ровно половину арендной платы. А Келли просто некуда идти.

- Ты притащил ее с облавы, - брат внимательно посмотрел на Рона, уши его под рыжими волосами пылали от гнева. - Ты хоть соображаешь..?

- Она уйдет. Побудет здесь, пока я что-нибудь не придумаю, и уйдет, - оборвал

его Рон. - А сейчас оставь меня в покое. Я восемь часов провел на ногах и дико устал.

Не дожидаясь реакции брата, он прошел на кухню, захлопнул за собой дверь.

Девочка, примостившаяся на табурете, зажатом между столом и плитой, подняла на него глаза с размазанной под ними маггловской косметикой.

- Ваш брат недоволен, - сказала он утвердительно. И усмехнулась как-то очень зрело. - Я его понимаю.

- Не обращай внимания, он страшный зануда.

Нарочито громко захлопнулась входная дверь - Перси ушел на работу. Пожалуй, слишком рано, но он торчал в министерстве чуть ли не сутками. Временами Рон задумывался, не вызывает ли подобное рвение неприятие сослуживцев брата.

- Ну вот, свобода, - он подмигнул девочке. - Ты, наверное, хочешь есть?

- Нет, что вы, спасибо...

Рон открыл холодильник, окинул взглядом их с Перси нехитрые запасы. – В общем, хозяйничай здесь сама. Умеешь обращаться с маггловской плитой?

И сам усмехнулся собственному вопросу, когда девочка быстро закивала. Вот дурак! Интересоваться таким у магглорожденной!

- Я пойду спать в комнату брата, - сказал он гостье. - Всю ночь мотался по Лондону, устал, как собака. А ты устраивайся в гостиной на диване.

- Разве вы не будете завтракать?

- Нет, - покачал он головой. После рейдов у него напрочь пропадал аппетит.

* * *

Молодой домовихе Тинки было очень жаль юного господина, которому она прислуживала. Да и не был господином вечно грустный темноволосый молодой человек в очках. От прочих домовиков Малфой-менора Тинки знала, что Гарри Поттер (так звали юношу) находится в доме против своей воли, удерживаемый Тем-Кого-Нельзя-Называть.

Поэтому Тинки очень старалась угодить молодому мистеру Поттеру. Собирая еду, она неизменно подкладывала ему лучшие кусочки, выбирала самые сочные и красивые фрукты. Тем сильнее огорчало ее, что мистер Поттер, кажется, совсем не радовался вкусным обедам, и вообще ел очень мало.

Вот и сегодня, вернувшись за посудой, Тинки обнаружила, что он довольствовался парой маленьких кусочков восхитительного индюшачьего филе с овощами и рисом, съел только половину салата с брынзой и даже не попробовал яблочный пай.

- Вам не понравилось? - спросила она грустно, заглядывая в ярко-зеленые, словно молодая весенняя листва, глаза.

- Понравилось, - ответил мистер Поттер. - Ты очень вкусно меня кормишь, Тинки.

- Но вы же ничего не едите! - возразила она почти со слезами. Ее растрогало, что юноша запомнил ее имя.

- Мне не хочется, - пожал он худыми плечами под темной мантией.

- Вы уже похожи на тень, мистер Поттер, - расхрабрилась Тинки. - Зря вы пренебрегаете нашей стряпней! Вот те, кто в подземельях, тоже ЕГО пленники, так их совсем плохо кормят.

- В подземельях кто-то есть? - встрепенулся Гарри.

- Да, - почему-то зашептала Тинки. Конечно, старшие домовики не велели ей болтать, но, с другой стороны, никто не запрещал рассказывать о прочих обитателях Малфой-Менора. - Там несколько мужчин, один из них муж сестры хозяйки.

- Тэд Тонкс? - мистер Поттер побледнел.

- Да. Еще старик, торговавший волшебными палочками, гоблин из банка, который чем-то провинился, лавочник, бывший писарь из министерства. И девушка с такими светлыми волосами. У нее странное имя, - домовиха наморщила лобик, вспоминая. Эту пленницу ей было особенно жаль. - Луна.

- Луна Лавгуд? - юноша схватил домовиху за плечики, прикрытые старой наволочкой. - Ты уверена?

- Конечно уверена, мистер Поттер, - почти обиделась домовиха. - Я несколько раз относила им еду. Только ее не сравнить с вашей, мистер Поттер! Хлеб, немного какого-то супа, родниковая вода...

Но юноша, казалось, полностью погрузился в свои мысли и совсем не слушал Тинки. Домовиха, которую с детства учили не мешать владеющим волшебными палочками размышлять о своих делах, замолкла.

- Скажи, а ты знаешь, где эти подземелья? - спросил, наконец, мистер Поттер. - Знаешь, как туда попасть?

- Конечно, знаю! Только пройти туда никак нельзя. Там большие двери, тяжелые замки.

- Тебя пропускала охрана?

- Нет, - удивилась Тинки. - Я же аппарировала прямо туда.

- Ах, да! Я и забыл! - хлопнул себя по лбу с тонким изогнутым шрамом мистер Поттер. - Вы же умеете аппарировать сквозь барьеры.

- Не через все, - стала объяснять Тинки. — Есть такие специальные чары для домовиков. Их редко используют, потому что мы ведь должны убираться, готовить, прислуживать хозяевам везде...

- Послушай, а ты можешь сделать для меня одну вещь, Тинки? - спросил Гарри Поттер.

- Все, что угодно, господин! — закивала домовиха. Она была счастлива, что ее вновь назвали по имени.

- Мне необходимо встретиться с домовиком Добби. Он раньше служил у вас, а теперь живет в Хогвартсе. Ты можешь позвать его?

Тинки задумалась. С одной стороны, хозяева не отдавали ей приказа выполнять указания Гарри Поттера. С другой, и не запрещали. Ведь не просят же ее о чем-то плохом, что может навредить хозяевам.

- Пожалуйста, Тинки, - попросил мистер Поттер, и его почти умоляющий голос развеял сомнения домовихи.



Глава 17Глава 18Глава 19


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni