Человеческий фактор

АВТОР: toma-km
БЕТА: Mara

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Война закончена, Волдеморт уничтожен, Магическая Британия постепенно возвращается к мирной жизни. Но победа – результат действий, интересов и желаний отдельных людей.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: АУ, ООС, МПРЕГ, принуждение, НЖП, POV нескольких персонажей.


ОТКАЗ: Ни на что не претендую.




Глава 20

Несостоявшаяся романтика

Апрель, 1998 год

- В любом случае, наша основная задача сейчас - освободить Гарри, - при этих словах Дамблдора Снейп хмыкнул.

Собрание Ордена Феникса, первое после мнимой гибели Альбуса, началось, как и следовало ожидать, с потрясенных возгласов и расспросов о чудесном воскрешении бывшего директора Хогвартса. От сентиментальности этой сцены у Снейпа сводило скулы, он предпочитал не вспоминать о том, как сам несколько дней назад рыдал на груди у Дамблдора.

- Что, Северус? – произнесенный почти заботливым тоном вопрос заставил его поднять голову.

- Я полагаю, Альбус, большинство из присутствующих здесь в свое время думали о том, как это можно сделать, - им владело непонятное раздражение. Год беспросветного отчаяния, проведенный в стремлении удержать расползающееся, словно ветхая ткань под пальцами портнихи, время. Сберечь хоть что-то, пускай ценой потерь… Без надежды, без поддержки, без единого просвета.

Он обвел взглядом лица собравшихся на кухне старого дома Блэков.

По левую руку от Альбуса Минерва, как обычно, строгая и невозмутимая. Интересно, догадается она попросить прощения у Северуса за все оскорбления, за то, что считала предателем? Вряд ли, гриффиндорцы мастерски умеют договариваться с совестью во всем, что касается собственных ошибок.

Оборотень, рядом с ним Тэд и Андромеда. А Тонкс, конечно, осталась дома с новорожденным. Артур Уизли и непривычно осунувшаяся Молли с тремя сыновьями и невесткой - война расколола показательно-дружное прежде семейство, спокойно-сосредоточенный Кингсли, ученики Северуса: Грейнджер, Томас, Лонгботтом, Финниган, Лавгуд.

Снейп был против привлечения школьников к деятельности Ордена, но Дамблдор настоял на том, что совершеннолетние, пусть еще не закончившие Хогвартс молодые люди, имеют право участвовать в борьбе наравне со взрослыми.

- В этой войне решающую точку поставят молодые, хотим мы того, или нет, - сказал Альбус, и Северус собственноручно выписал магглорожденным пропуска на выход из школы.

И, что уж никак не укладывалось в голове, в числе школьников, примкнувших к Ордену, оказался младший Малфой.

Драко в самом начале встречи устроился особняком у дальнего края стола и сидел молча, немного брезгливо поглядывая на собравшихся.

Его, кажется, совершенно не волновал тот факт, что большинство присутствующих также косились на него со смесью недоверия и неприязни.

Появление Драко в Ордене Феникса стало для Снейпа неожиданностью: крестник и не подумал известить его о своих планах. Закономерно - их отношения оставались более чем прохладными с самого Рождества. Впрочем, Северус и сам догадывался о причинах, побудивших Малфоя сменить сторону. Страсть Драко к мелкой Уизли, которую тот буквально преследовал в течение нескольких месяцев, бросалась в глаза даже незаинтересованному наблюдателю. О скандальном романе представителей враждовавших долгие годы семейств судачили, кажется, даже первокурсники. Люциус же то ли оставался в неведении, то ли не желал делиться с Северусом подозрениями.

Снейп не сомневался, что именно Джинни уговорила поклонника примкнуть к Ордену. Безответственно и рискованно - Драко мог тут же помчаться к родителям. Но спросить было не с кого, Джиневру Уизли на собрание, разумеется, не пустили, как и прочих несовершеннолетних.

- Северус, ты можешь точно повторить слова клятвы? - поинтересовался Дамблдор.

- Директор, я уже показывал вам все в думоотводе. Это не мои воспоминания, и текст наизусть я не помню.

Ему вовсе не улыбалось устраивать показательные выступления для людей, которые в любом случае не могли изменить ситуацию.

- Северус, пожалуйста, - Альбус чуть склонился вперед, облокачиваясь на длинный дубовый стол, глаза из-под очков-половинок сверкнули серьезно, почти сурово, и Снейп понял, что пустые разговоры закончились и противоречить сейчас главе Ордена не просто бессмысленно, но и опасно.

- Темный Лорд поклялся не причинять вреда посредством магии, магического или маггловского оружия, письменного или устного приказа магглорожденным ученикам Хогвартса, отмеченным клеймом, в обмен на безоговорочное подчинение Поттера любому его приказу. Поттер же выторговал себе право не пытать и не убивать людей, - пересказал по памяти Северус.

- Меня интересует пункт о расторжении договора.

- Клятва имеет силу до тех пор, пока одна из сторон не нарушит соглашение.

- Так, замечательно! – удовлетворенно протянул Дамблдор.

- По-моему, это ужасно, - подала голос Минерва. - Абсолютно никакого выхода.

Северус, хоть и был зол на коллегу, в душе охотно с ней согласился. Как и большинство собравшихся, судя по их разочарованным лицам.

- Замечательно, что условие вообще есть, - наставительно заметил Альбус.

- Магические контракты подобного рода не могут существовать без условий, - чуть раздраженно пояснил Снейп. Кажется, маг уровня Дамблдора должен понимать подобные вещи. - Это клятва формального толка, не считывающая намерений...

- Поясни последнюю фразу, Северус, - попросил Дамблдор. - Можно на каком-нибудь примере.

- Клятва реагирует лишь на прямые нарушения поставленных условий, не беря в расчет обстоятельства, которые могут помешать ее исполнению, - начал он, словно оказавшись на уроке ЗОТИ. На лицах его бывших и настоящих учеников мгновенно появилось кислое выражение. - Например, Темный Лорд запретил Поттеру покидать дом без его разрешения. И, если в Малфой-Меноре возникнет, к примеру, пожар, и Поттер нарушит запрет, спасаясь от огня, кто-то из магглорожденных умрет. Правда, тогда он освободится от браслета.

- О, великий Мерлин! - Молли Уизли прижала ко рту большой клетчатый платок.

- Значит, если Гарри покинет дом не по своей воле, эффект будет таким же? - спросил Люпин.

- Ты же год преподавал ЗОТИ в Хогвартсе, - вкрадчиво заметил Северус. - Следовательно, должен знать все о контрактах такого рода.

- Все знать не может никто из нас, - строго заметил Дамблдор. - Скажи, Северус, ведь вторая сторона также может нарушить условия, и тогда связь распадется?

- Да, разумеется. Только Темный Лорд никогда не отдаст приказ, в результате которого будет причинен вред кому-либо из магглорожденных учащихся. Ему нужны не они, а власть над Поттером.

- Не называй его Темным Лордом! - потребовал Кингсли. – Это обращение Упивающихся!

- Не указывай мне, что и как говорить! - взвился Снейп, вскакивая. С грохотом отодвигая стул, поднялся и Кингсли, руки потянулись к волшебным палочкам.

- Прекратите! - потребовал Дамблдор жестко. - Садитесь.

Оба мужчины повиновались, бросая друг на друга полные ненависти взгляды.

- А если он сделает это неосознанно? - все обернулись к Грейнджер, но та, будучи занята мыслительной работой, даже не обратила на взгляды внимания. - Если Вол.. Тот-Кого-Нельзя-Называть не будет знать, что отдает приказ о пытке или убийстве магглорожденного? Если внешне это будет какой-то другой человек?

- Молодец, девочка, - улыбнулся в седые усы Дамблдор. - Но до убийства, уверен, не дойдет.

Взгляды девушки и старого мага скрестились, Гермиона прикусила губу.

- Я согласна, профессор, - сказала она твердо.

- Да вы с ума сошли! - Северус изо всех сил старался сделать так, чтобы голос его не дрожал. - Вы хоть понимаете, мисс Грейнджер, что Темный Лорд способен убить своего пленника? Ему для этого не нужно ничего, кроме соответствующего настроения.

- Значит, нам понадобится волос человека, который достаточно ценен для Лорда, - пожала плечами Гермиона. - А уж вывести его из себя я сумею, не беспокойтесь.

- Мисс Грейнджер, это невозможно, - тихо проговорил Люпин. - Вам никто не позволит так рисковать.

- Я совершеннолетняя и имею право сама распоряжаться своей жизнью! - глаза Гермионы гневно сверкнули.

- Не забывайте, что вы ученица Хогвартса! - рявкнул на нее Снейп. - И подчиняетесь его законом.

- А почему Гермиона?! - вскочил Томас. - Я тоже магглорожденный! Пойду я.

- А вы знаете, мистер Томас, как подействует на вас Круциатус после перенесенной осенью прошлого года длительной магической комы? - шелковым голосом поинтересовался Снейп.

- Какая разница? - вскинулся Дин. - Не посылать же девушку!

- Огромная, мистер Томас! В девяносто процентов из ста вас ждет или смерть, или полная парализация.

- Дин Томас, я справлюсь ничуть не хуже тебя и пол тут ни при чем! - топнула ногой Гермиона, отбрасывая назад растрепавшиеся волосы.

- Мисс Грейнджер, личная трагедия - еще не повод для того, чтобы идти на верную смерть, - невозмутимо заметил Снейп.

- Да вы... да как вы смеете?! - лицо девушки покрылось красными пятнами. - Подлый ублю…

- Лучше не договаривайте, мисс Грейнджер, - Северус привстал из-за стола, в голосе его послышалась угроза. - Иначе я могу сообщить присутствующим о деталях. Разумеется, в целях вашей безопасности.

- Вы! Вы… - кулачек девушки сжался, она замахнулась, было, для пощечины, но Билл Уизли поймал ее руку.

- Да что, черт возьми, происходит! – Молли стукнула по столу кулаком, так, что зазвенели фарфоровые чашки на блюдцах. - Я ничего не понимаю!!!

- Мисс Грейнджер собирается проникнуть в Малфой-Менор, принять оборотное зелье и в облике кого-нибудь из врагов, или, наоборот, слуг Того-Кого-Нельзя-Называть спровоцировать его на действия насильственного характера, - хмуро пояснил женщине Люпин. - Только, с моей точки зрения, это чистейшее безумие.

- Конечно! - возмутилась Молли. - Гермиона, девочка, я никогда не допущу этого...

- Молодец, Гермиона, - непривычно серьезно сказал Джордж Уизли. - Профессор Дамблдор, а что будем делать в это время мы?

- Ты правильно все понял, мальчик мой, - кивнул бывший директор. - Мы соберем всех сторонников, кого только возможно, и организуем наступление на Малфой-Менор. Таким образом мы прикроем мисс Грейнджер, Гарри и того, кто проведет Гермиону туда.

- То есть меня, - криво усмехнулся Снейп. - В Малфой-Менор можно проникнуть только в сопровождении человека, отмеченного темной меткой Ближнего круга.

- Да, мисс Грейнджер придется провести тебе, Северус. Постараешься защитить ее и Гарри во время осады. Но запомните, что до ее начала необходимо освободить Гарри от браслета подчинения. Иначе все усилия окажутся бессмысленны.

- Невозможно! - покачал головой Кингсли. - Нас слишком мало. А Малфой-Менор чересчур хорошо укреплен. Вы сами сказали про метку...

- Вас проведу я, - все обернулись на голос молчавшего до сих пор Малфоя. А тот, как ни в чем не бывало, продолжал, по обыкновению растягивая слова. - Пройдете подвальными помещениями, снимите охрану. Но в обмен на помощь я требую обеспечить безопасность моих родителей, а также впоследствии не посягать на их свободу и состояние. Вы дадите нерушимую клятву, - обратился он к Дамблдору.

- Хорошо, Драко, - согласился Альбус.

- Драко, ты понимаешь, на какой риск идешь? - Северус готов был разорвать крестника на мелкие кусочки. Вот она, чертова кровь безумных Блэков!

- Понимаю, крестный, - невозмутимо откликнулся тот. - Не думаю, что мне придется рисковать больше, чем тебе.

- Что-то я раньше не замечал у тебя склонности к приключениям. Сказывается влияние гриффиндорцев? - ядовито осведомился Северус.

- Нет, просто надоело видеть в своем доме спятившего безносого выродка, - вежливо ответил Драко, стряхивая несуществующую соринку с безупречно отутюженного рукава дорогой мантии.

- Я считаю, что мистер Малфой и мисс Грейнджер сделали свой взрослый сознательный выбор, - заметил Дамблдор. - Неотъемлемое право любого человека - сражаться за своих друзей и близких.

- Они еще дети, Альбус, - прошипел Снейп, перегибаясь через стол. - Им всего семнадцать, они сопляки!

- У нас нет другого выхода, Северус, - ответил Дамблдор тихо.

Снейп собирался было что-то возразить, но острая, жгучая боль пронзила левое предплечье, он невольно схватился за рукав и поймал тревожный взгляд старого мага.

- Альбус, выйдем на минутку, - предложил он, поднимаясь из-за стола.

Дамблдор молча встал, последовал за ним в холл, оставшиеся проводили

их недоуменными взглядами.

- Это вызов, - сказал Северус тихо, когда они остались наедине. - Я должен аппарировать к Темному Лорду.

- Да, мой мальчик, - Дамблдор дотронулся прохладными пальцами до его запястья.

- На всякий случай, - сквозь сжатые зубы проговорил Снейп, пытаясь справиться с болью от жжения, становившегося все сильнее. Он сам не мог сказать, почему, но именно сейчас его обуревали дурные предчувствия, и он торопился поделиться информацией, которой владел. - Поттер содержится в подвалах Малфой-Менора, в комнате для пленников. Драко знает. Если Лорд вдруг смилостивится, его, скорее всего, поместят в прежней комнате на третьем этаже, в левом крыле.

- Я запомню, - заверил его Дамблдор. – И еще. Северус, когда ты вернешься, у меня к тебе будет очень серьезный разговор.

- Хорошо, Альбус. Мне надо идти, - жжение становилось почти невыносимым.

- Береги себя, Северус! - искренне попросил Дамблдор.

* * *

Первым, что Северус разглядел в полутьме, когда вернулось зрение, были глаза Лили Эванс. Миндалевидные, ярко-зеленые, глядящие с искренней тревогой. В голове роились давние, рваные воспоминания.

Высокий, заросший ивами берег безымянной речки с водой неизменного бурого оттенка - следствие работы местной фабрики по изготовлению упаковочных материалов, примостившиеся меж узловатых ветвей старого дерева качели на длинных веревках.

Девочка с рыжими волосами взлетает все выше, прямо к небу, смеясь, кричит худому, сутулящемуся мальчику в старомодной, с оборками, блузе:

- Северус, иди сюда, здесь так здорово!

- Мама говорит, что это опасно - ветка может не выдержать, - хмуро замечает мальчик.

- Глупости! Ты просто трусишь!

- Неправда!

- Правда! Правда! Правда!

Девочка останавливает качели, протягивает ему руку:

- Ну же, Сев!

Во рту становится сухо от страха и предвкушения запретного, но он все же вкладывает пальцы в маленькую, теплую ладонь, одновременно цепляясь за шершавую веревку, неуклюже становится на шаткую, уходящую из-под ног доску.

- Полетели! - кричит девочка, отталкиваясь ногами, и сердце немедленно падает куда-то в гулкую, черную пустоту.

- Да очнитесь же, профессор, горгулья вас раздери! - голос, какой-то невероятно знакомый, будящий воспоминания о стыде, боли и безумных надеждах, с трудом прорывался сквозь гул в ушах. Он открыл глаза, и его взгляд вновь зацепился за манящую зелень.

- Что мне с вами делать, идиот несчастный?! - его зачем-то трясли за плечи. Глупая затея. В той темноте, где он находился раньше, было так хорошо... А сейчас все тело словно зажато тысячью тисков, выкручивающих мышцы, ломающих кости...

- Ладно, прошу прощения, - несколько звонких, хлестких ударов по щекам и взгляд сфокусировался на растрепанной шевелюре наглого подростка.

- Как вы смеете, Поттер?! - рявкнул он было, но отчего-то вместо обычного грозного окрика вышло лишь убогое сипение.

- Ну, слава Мерлину! - мальчишка тяжело вздохнул, откидываясь назад. - Я уж думал, вы совсем отрубились, и мне придется коротать время с трупом.

- Где я? - спросил Северус, с трудом выговаривая слова, словно учась произносить их заново.

- Там же, где и я, - логично ответил Поттер. - Добро пожаловать в подземелье Малфой-Менора, профессор. Пить хотите?

Во рту было отвратительно сухо, и Снейп прошептал что-то утвердительное. В следующий момент к его губам поднесли эмалированную кружку, теплая ладонь легла на затылок, приподнимая голову, в рот полилась благословенная влага.

- Они говорили про двадцать минут Круциатуса, - тихо сообщил Поттер. - Удивительно, что вы не превратились в растение, как Лонгботтомы.

- Почти превратился, - возразил Северус, отрываясь от питья. Воспоминания возвращались с отвратительной четкостью.

По зову метки он аппарировал в Малфой-Менор, но вместо обычного собрания Ближнего круга застал лишь Лорда, а также бледного, как смерть, Люциуса с совершенно затекшим глазом, Беллу, Хвоста и Макнейра.

- Значит, Альбус Дамблдор мертв, Северус? - вкрадчиво спросил его Волдеморт, не отвечая на традиционное приветствие.

- Да, мой Лорд, - склонил голову Снейп.

- А я думаю, - Темный Лорд почти ласково дотронулся до его подбородка, заставляя заглянуть в красные, со змеиными зрачками глаза, - что в Хогвартсе похоронен совсем другой человек. Вернее, то, что от него осталось после пожара. Ведь труп бывшего директора так удачно сгорел...

Взгляд словно ввинчивался в мозг, в душу, и Северусу впервые за много лет приходилось делать усилие, чтобы удержать защиту. Примененные к нему чары лигеллименции были невероятно, нечеловечески сильны, кроме того, мешало смятение. Как Волдеморт мог догадаться? Ведь не знал никто, кроме Снейпа и самого Альбуса...

- Ты хорошо умеешь защищаться, - прошипел Темный Лорд и резко толкнул Северуса в грудь, так, что он чуть не упал, оступившись. Однако, удержался. Глупо, но ему не хотелось ползать по полу перед ублюдком.

- Я не собирался скрывать что-либо от вас, мой Лорд, - сказал он, стараясь придать голосу как можно больше уверенности. — Клянусь, Альбус Дамблдор мертв. Вас ввели в заблуждение...

Он не успел договорить, потому что тело скрутило от невыносимой, обжигающей боли, и он все-таки упал, покатился по полу, кусая в кровь губы и стараясь не стонать. Долгие, как часы, минуты адских мучений. И лишь одна связная мысль: «Он не знает наверняка».

- Он не знает наверняка, - сказал Северус склонившемуся над ним Поттеру.

- Чего не знает? Вы опять бредите, профессор?

- Темный Лорд не уверен в моей вине. Иначе не оставил бы в живых, заавадил на глазах у Ближнего круга. Хотя, возможно, все впереди.

- Что же вы натворили, профессор? - зеленые глаза, которые он в беспамятстве боли приписал совсем другому человеку, женщине, смотрели внимательно и серьезно.

- Натворил?

- За что он вас?

Северус, с трудом преодолевая невероятную слабость во всем теле, приподнялся на локтях, потом сел, жестом руки отвергая предложенную Поттером помощь. Глупо, но ему и сейчас, после пытки, не хотелось выглядеть немощным перед Гарри.

- Этого я не могу сказать вам, - ответил он твердо, досадуя, что проговорился, но догадываясь о причинах своей слабости. Нервные клетки при Круциатусе страдали в первую очередь.

- Почему? - кажется, обиделся тот.

- Вы недостаточно хорошо владеете окклюменцией.

- А теперь не все равно?

- Нет, - сдержано сказал Северус, пресекая дальнейшие расспросы.

- Ну и ладно, - пробурчал Поттер. Отполз, уселся в углу, как нахохлившийся воробей.

Снейп невольно проводил его взглядом. За недолгое время пребывания в подземелье Гарри осунулся, дорогая мантия запачкалась и измялась, грязные волосы сильнее обычного торчали в разные стороны. Очков на нем не было, видимо, отложил куда-то, чтобы не разбить, впрочем, в полумраке помещения, освещаемого лишь тусклым светом факела под низким потолком, они и не требовались.

Северус усмехнулся сам себе: вот тебе, глупец, и исполнение ночных фантазий. Ты остался наедине с предметом своей страсти на неопределенно долгое время. Причем, по логике дешевых маггловских романов, в весьма располагающей к лирике обстановке - ведь общая беда, как считают многие сочинители, сближает.

Северус огляделся. Несколько тонких подстилок вдоль стен, кувшин с водой, в углу что-то вроде высокого ведра, по-видимому, выполняющего роль туалета. В потолке металлический люк, он же, надо полагать, вход в апартаменты.

- Еду приносят домовики? - деловито поинтересовался Северус.

- Нет, они боятся подпускать ко мне домовиков. Спускают сверху.

- И как, Поттер, довольны вы результатом своей недавней эскапады? Вы ведь, кажется, мечтали попасть сюда? Теперь гриффиндорская совесть спокойна? - он язвил то ли по привычке, то ли стремясь отвлечься от дикой боли во всем теле.

- Вполне, - хмыкнул Поттер. - Вам тоже понравится, сэр, не беспокойтесь.

- Я предпочитаю менее извращенные удовольствия, - отозвался Снейп, продолжая осматривать их импровизированную камеру. Никаких зацепок, как назло! Даже возможности напасть на охранника они лишены, раз еду подают из люка.

- А кто убирает это? - брезгливо кивнул Северус на ведро. Ко всем возможным прелестям добавлялась необходимость справлять нужду в присутствии Гарри.

- Оно самоочищающееся, - отозвался тот из своего угла.

Кстати, о нуждах. Северус поморщился. Была одна насущная проблема, решать которую при Поттере не возникало никакого желания.

- Отвернитесь, - потребовал он резко.

- Зачем? - не понял тот.

- Я вам сказал, отвернитесь, тупица! - возмутился Снейп.

- Ну, вот еще! - огрызнулся Поттер.

Снейп мысленно застонал. Что это - идиотизм, или желание поиздеваться? Он

подозревал второе.

- Поттер, мне надо снять нижнее белье. Видите ли, длительный Круциатус обычно имеет некоторые побочные эффекты...

Черт, большего унижения и представить себе нельзя!

- Угу, - согласился Гарри, поворачиваясь лицом к стене. - От вас, в самом деле, воняет на всю камеру.

Северус с трудом удержался, чтобы не запустить кружкой в лохматую голову.

- Поттер, когда вы сделались таким мерзавцем? – поинтересовался он будничным тоном.

- Думаю, за последний год, - хмыкнул тот. - Волдеморт закончил то, что вы начали еще в Хогвартсе.

Снейп не ответил на выпад, поскольку был занят застежкой брюк, с которой ему никак не удавалось справиться - пальцы отбивали мелкую дробь и решительно не хотели слушаться.

- Вы закончили там? - окликнул его Поттер.

- Подождите!

Однако, тот не стал ждать. Оглянулся, вздохнул тяжело.

- Мерлин великий! Вы как ребенок, профессор!

И, не обращая внимания на его возмущенные протесты, приблизился, опустился рядом, бесцеремонно отвел отвратительно слабые сейчас руки Северуса, быстро расстегнул брюки, стащил к щиколоткам, стянул с ног ботинки.

- Вы мерзавец, Поттер! - простонал Снейп, сгорая от стыда.

- Конечно, - согласился тот. - Потому что не хочу нюхать эту вонь.

- Уйдите! - Снейп всерьез попытался отпихнуть нахала. - Да уйдите же, горгулья вас раздери, с трусами я сам справлюсь!

- Вы будете ругаться и на смертном одре, - прокомментировал, отодвигаясь, Поттер.

- И отвернитесь!

- Хорошо.

«Вот она, романтика!», - усмехнулся своим недавним мыслям Северус, с трудом избавляясь от промокшего насквозь нижнего белья.



Май, 1998 год

- Мистер Малфой, вы уверены в своем решении? – трудно было не смутиться под проницательным взглядом Альбуса Дамблдора, но Драко не отвел взгляд. - Это, в самом деле, очень опасно.

- Вполне, - кивнул юноша.

- Драко, я буду откровенен с вами, - старый маг тяжело вздохнул. Огромные часы в гостиной дома на Гриммуальд Плейс, 12 гулко пробили пять, и Дамблдор прервался, пережидая заглушающий голоса звук. – В прошлом году вам не удалось справиться со своей миссией. Вы не смогли убить меня, - щеки Малфоя вспыхнули, но Альбус продолжал, словно не замечая его смятения, - чему я, разумеется, очень рад. Но вы уверены, что сможете сейчас пойти до конца? Помните, от этого зависит не только жизнь мисс Грейнджер, профессора Снейпа и Гарри, но и ваших родителей.

- Вы считаете меня малодушным трусом? - в голосе звенела обида.

- Нет, Драко, - покачал головой Дамблдор. - Я считаю вас целеустремленным и решительным молодым человеком, который готов браться за невыполнимые задания для спасения своих близких. Ведь мое убийство было условием сохранения их жизни, так?

Драко кивнул.

- Но груз, который вы взваливаете на свои плечи, непосилен даже для взрослого человека. Признаюсь, я рассчитывал, что с мисс Грейнджер пойдет профессор Снейп. Это во многом упростило бы задачу.

- Крестный отпадает, - пожал плечами Малфой. - Сидит в нашем подвале в компании Поттера, их круглосуточно охраняют. Так что придется идти мне, профессор. Больше некому.

Дамблдор помолчал.

- Хорошо, Драко. Но сейчас нам, в любом случае, нужно ждать. Кингсли собирает силы, вербует сочувствующих по всей стране…

- Конечно, профессор, - согласился Малфой, вставая. – Я пойду, не хочу, чтобы хватились в школе.

- Идите, Драко, - улыбнулся ему бывший директор. – А знаете, я верю в вас.

Юноша лишь церемонно кивнул в ответ - даже примкнув к заговорщикам, Малфой оставался Малфоем.

Ему, в самом деле, нужно было возвращаться в школу, где после исчезновения Снейпа, которое в Хогвартсе никак не комментировали, директорствовал Амикус Кэрроу. Оставалось только зайти за Джинни - они вместе аппарировали на Гриммуальд Плейс, 12 из Хогсмита.

Быстрым шагом, гулко стуча каблуками по каменным ступеням, он спустился вниз.

- Маленький Блэк? – заинтересованно приветствовал его портрет Валбурги. – Истинный наследник?

- Не такой уж маленький, - усмехнулся Драко. – А дом мне ваш не нужен. Пусть им Поттер владеет.

Слова, недостойные истинного Малфоя, но он чувствовал себя крайне неуютно в мрачном родовом гнезде Блэков. Нет, скорее к Джинни, и они еще, возможно, успеют выпить по чашке горячего шоколада у мадам Розмерты.

Он уже собирался распахнуть дверь на кухню, где полчаса назад оставил девушку в компании братьев, когда услышал громкие, возмущенные голоса отчаянно споривших людей и инстинктивно отступил назад. Вклиниваться в чужую ссору, учитывая отношение к нему здешних обитателей, абсолютно не хотелось, и он остановился, машинально вычерчивая указательным пальцем причудливые узоры на притолоке, и прислушиваясь к разговору.

- Я понимаю, что он сейчас с нами, но это же Малфой! – кипятился один из близнецов (Драко до сих пор не различал рыжих оболтусов).

- И что? - отбивалась Джинни.

- Как: что? – возмущался второй (голос был чуть ниже). - Они же ненавидят нас, всех, кто нормально относится к магглам и магглорожденным. И всегда будут презирать магов, которые не могут похвастаться чистой кровью в книззл знает каком колене!

- Но он все-таки помогает нам. И рискует жизнью, Джордж, этого ты не можешь отрицать!

- Он спасает только свою шкуру, сестренка. Их утонченную семейку приперло соседство с компанией Того-Кого-Нельзя-Называть.

- А еще он хочет затащить тебя в постель! Только не думай, что это серьезно, Джинн.

- Или уже затащил?

- Отстаньте!

- Да ты спишь с ним?! С Малфоем! Отец удавится от стыда.

- Папа никогда не был таким упертым идиотом, как вы!

- Наша сестра трахается с Малфоем! Куда катится мир, Фред?! - голос Джорджа звучал нарочито - издевательски.

- Неправда!

- Правда! Ты давно встречаешься с ним и влюблена, как кошка.

- Нет!

- Да, сестренка! Ты втрескалась в Малфоя!

- Да если бы не я, он никогда не пришел бы к нам, - голос Джинни звенел от обиды. - Вы даже не представляете, придурки, каких сил мне стоило уговорить его!

- Так ты это из-за дела? - после паузы. - Да, Джинн?

- Отстаньте, идиоты!

- Скажи, но ты ведь не спишь с ним? Даже дохлая тушка Того-Кого-Нельзя-Называть не стоит того, чтобы ложиться с Малфоем!

- Уйди, Фред! По-хорошему прошу!

- Так не спишь?

- Нет! Нет! Не сплю! Да как вы могли подумать, придурки!

В ушах гулко стучало, и происходящее казалось невозможным, нереальным, когда Драко настежь распахнул дверь, у которой застыл несколько минут назад. Два брата и сестра, только что отчаянно жестикулировавшие в центра длинной, как пенал, кухни, замерли с открытыми ртами.

Что ж, все было ясно, оставалось лишь сохранить лицо, что Малфой и постарался сделать. Это потом можно будет выть от жгучей обиды, зарываясь головой в подушку, проклиная свою идиотскую, не к месту проявившую себя доверчивость. Сейчас только презрение, только равнодушие к этим благородным на словах гриффиндорцам, чьей изощренной в своей жестокости выдумке позавидует любой представитель змеиного факультета.

- Я не собирался спать с вашей сестрой, - Драко старался вложить в свои слова как можно больше презрения, – даже если бы она сама об этом просила. К Ордену я присоединился исключительно ради интересов своей семьи, вы правы. На остальное мне плевать, и на вашу убогую семейку в первую очередь. Я очень рад, Джиневра Уизли, что через тебя сумел выйти на Дамблдора. Больше мне от тебя ничего не нужно.

Все было сказано, и он повернулся, чтобы уйти.

- Драко, нет! – Джинни бросилась за ним, нагнала у самого порога, схватила за руку. – Ты… ты не понял! Пожалуйста!

- Я все понял, - отрезал он, с ненавистью глядя в заплаканные карие глаза. – Твоя затея удалась. Но и я с нее кое-что поимею.

- Нет, Драко, поверь мне! Я не притворялась!

На какой-то момент ему захотелось сдаться, прижать к себе рыжую, выглядевшую такой несчастной сейчас, девчонку, поцеловать в растрепавшиеся на макушке волосы, стереть слезы с зареванного лица… Но он сдержался. Слишком сильна была боль от нанесенного оскорбления.

- Отвали от меня, Уизли, - сказал он грубо, брезгливо отцепляя ее пальцы от своего рукава.

- Драко!

Малфой не обернулся на оклик, гулко хлопнула тяжелая дверь за его спиной, прямо с крыльца он аппарировал в Хогсмит, с твердым намерением напиться до беспамятства в Кабаньей голове.



Глава 19Глава 20Глава 21


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni