Человеческий фактор

АВТОР: toma-km
БЕТА: Mara

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Война закончена, Волдеморт уничтожен, Магическая Британия постепенно возвращается к мирной жизни. Но победа – результат действий, интересов и желаний отдельных людей.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: АУ, ООС, МПРЕГ, принуждение, НЖП, POV нескольких персонажей.


ОТКАЗ: Ни на что не претендую.




Глава 3

Не самый удачный день Люциуса Малфоя

Сентябрь, 1997 год

- Северус, сегодня тебе удалось явиться быстро, - звучный голос Темного Лорда разнесся по длинному залу, резонируя от высоких потолков. – Тебя ждет сюрприз.

- Да, мой Лорд, - Снейп медленно склонил голову. Лицо его оставалось бесстрастным, но Люциус Малфой отметил непривычную даже для хогвартского зельевара (а ныне директора – высоко скакнул его бывший однокашник) бледность, почти белизну.

«Боится, хоть и старается не подать вида», - подумал Малфой. Поневоле насторожишься, если Лорд выделяет тебя. И мало что хуже его опалы. Это гордый хозяин Малфой-Менора испытал на себе в полной мере.

Лорд в последние дни был не то, что не доволен Северусом, но отстранил его от себя, готовясь к чему-то, о чем знал только он сам, и что оказалось простой и по-своему красивой операцией по поимке мелкого Поттера.

Накануне Амикус Кэрроу пожаловался на нового директора, накричавшего на его сестру из-за магглорожденного выродка.

- Северус чересчур сентиментален. Нахватался от покойного Альбуса глупостей вроде ответственности за учеников. Мы не будем травмировать его нежную душу. Пусть пока пребывает в неведении, - Лорд улыбнулся, и в красных глазах с вертикальными зрачками появилось почти озорное выражение.

Малфой, сидевший поодаль (Лорд в последнее время слишком часто настаивал на его обществе, что отнюдь не казалось милостью), мысленно воззвал к Мерлину. Лорд не уточнил, в неведении относительно чего он собирается держать Снейпа, но хороших новостей в ближайшее время точно не предвиделось. Впрочем, самой лучшей новостью для его семейства стал бы отъезд Темного Лорда из их родового поместья.

Амикуса долго расспрашивали о действии меток, и Малфой понял только, что дальнейшие помыслы властелина связаны с ними. «Не предупредить ли осторожно Северуса?», - подумал он, но немедленно отмел опасную мысль. Малфои не рискуют головой ради чужих людей, что бы их с этими людьми не связывало.

А сегодня Снейп оказался единственным непосвященным, и многие из присутствующих сдерживали торжествующие улыбки. Темный Лорд после возрождения благоволил хогвартскому зельевару – милость, которой завидовали и природы которой не понимали. Многие открыто говорили о недоверии к шпиону, большую часть времени проводившему в обществе Альбуса Дамблдора.

Однако, Люциусу запомнился один летний разговор в Малфой-Меноре.

- Господин, он предаст вас, не доверяйте ему! – в который раз умоляла Белла. – То, что он убил мерзкого старикашку, ничего не значит. Снейп - продажный полукровка, никто не знает, что у него на уме!

Это происходило после памятного ужина, во время которого у Малфоя забрали палочку. Расстаться с волшебной палочкой, той самой, которую покупал в одиннадцать лет перед поступлением в Хогвартс - одно из самых тяжелых испытаний для любого мага. А в его случае оно сопровождалось еще и незаслуженным публичным унижением.

Люциус был подавлен и измучен, мертвенно - бледная Нарцисса сжимала под столом его ладонь, Драко ускользнул в свою комнату, и отец мог только догадываться, чего стоило сыну еще одно потрясение.

Надсадный голос родственницы неимоверно раздражал. Беллатрикс и раньше не отличалась здравым рассудком, а в Азкабане абсолютно обезумела. Происходящее только подтверждало его наблюдения – вряд ли кто-нибудь в своем уме решился бы перечить Лорду. Однако, на счастье Малфоев, сейчас тот пребывал в отличном расположении духа.

- Я верю Северусу, - сказал он ровно.

- Но почему, господин? – взвыла Белла.

- Ему выгодно говорить правду.

- Вдруг он лжет, и в субботу у дома Поттера нас будет поджидать засада?

- Министерство наше, авроры не опасны. Но даже в случае засады вы получите возможность проявить свою верность, - он говорил почти беззаботно, и Малфой подумал, что Лорд явно издевается над его свояченицей. По-видимому, так же решил и Родольфус.

- Меня тоже удивило заявление Снейпа, мой Лорд, - сказал он осторожно. – Яксли завербовал одного из авроров, а источник информации Северуса неизвестен.

Люциус мысленно проклял родственника, решившего отчего-то поддержать супругу. Невероятно, но тот, кажется, до сих пор испытывал к Белле ту смесь страха, уважения и восхищения, которая когда-то заставила его сделать предложение руки и сердца эксцентричной, яркой девушке. Хотя, возможно, он тоже помешался в Азкабане.

- Ты не доверяешь моим решениям, Родольфус? – спросил Лорд, чуть наклоняясь вперед. В его голосе послышались хорошо известные стальные нотки, и несчастный Лестрейндж моментально съежился на своем стуле, словно желая исчезнуть совсем.

- Что вы, мой Лорд! - забормотал он торопливо.

- Но отчего вы верите ему? – Белла молитвенно сложила руки, и Темный Лорд вновь расслабился, откидываясь на спинку кресла.

Беллатрикс часто действовала на него умиротворяющее, что удивляло Люциуса гораздо сильнее, чем доверие Лорда к умному, проницательному и по-настоящему полезному Северусу. В этой женщине не было ничего, кроме фанатичной преданности и отталкивающей болезненной жестокости. Любовницей Лорда она никогда не была. Люциус подозревал, что Белла мечтала о ложе кумира, как о величайшем счастье, однако, в этом качестве ей брезговали, бросая огрызки своего внимания и удерживая ими куда сильнее, чем можно было бы удержать состоявшуюся возлюбленную. И все же Лорд по-своему был привязан к Белле. Возможно, так привязываются к старой и безрассудно преданной, иногда обременительной в своей агрессивности собаке, готовой перегрызть горло любому, кто посягнет на любимого хозяина.

- Я знаю, что Северус способен переметнуться на другую сторону. Тот, кто предает одного, может предать и другого, - спокойно ответил он, рассеяно глядя в безумно-влюбленные глаза Беллы. – Двойной агент всегда работает на того, кто сулит ему большую выгоду. Я пообещал Снейпу то, от чего он не смог отказаться. И убийством Дамблдора подтвердил свой выбор. Скоро он будет вознагражден.

Теперь-то было понятно, что наградой стала должность директора Хогвартса. Достойной наградой - Лорд высоко оценил услуги своего шпиона. Люциус думал об этом с осознанной завистью. Если бы не тот нелепый провал операции в министерстве, он мог бы рассчитывать на многое. У него было, что попросить. Долю в золотодобыче с применением магии, например. А сейчас приходится спасать собственную голову и головы своих родных. Поистине, с Лордом можно в один миг высоко взлететь, но и упасть на самое дно. Вот и фавориту последних месяцев – Снейпу - сейчас не сладко.

- Признайся, тебе интересно, что за сюрприз я приготовил? – поинтересовался Лорд. Снейп стоял неподвижно, сальные волосы (фу, ну что за прическа у него, право, не удивительно, что ученики смеются) свисали вдоль бледного лица.

- Вы поймали Поттера, - бесцветно ответил он. – Поздравляю, мой Лорд.

- Поймал? - на змееподобном лице темного властелина появилось подобие улыбки, от которой многих бросало в дрожь. – Что ты, Северус, наш юный знакомый был так любезен, что сам пришел к нам. Вижу, ты не веришь? Гарри, подойди ко мне.

Уставившись в пол, делая над собой видимое усилие и кривясь, словно от боли, Поттер приблизился к Лорду. Тот отечески положил руку ему на плечо. Все расхохотались. Не над Поттером. Над Снейпом, на лице которого отразилось смятение.

- Что это значит, мой Лорд? – спросил он тихо.

Люциус мысленно покачал головой. Вот наглец!

- Гарри Поттер пришел ко мне сам, и теперь он у меня в гостях, - почти весело проговорил Лорд, сильнее сжимая плечо мальчишки, отчего тот страдальчески зажмурился.

«У меня в гостях», - подумал Люциус возмущенно. Это все они в гостях в Малфой-Меноре!

- Люциус, - он невольно вздрогнул, словно Темный Лорд прочитал его мысли. - Отведи нашего гостя в предназначенные ему комнаты.

Малфой понятия не имел, какие комнаты Поттеру предназначались. Покинуть стены дома тот не мог, но его будут охранять, ведь так? Куда же его вести? В подземелье?

- Гарри подойдут любые апартаменты, - ответил Лорд на его вопросительный взгляд. – Хвост, иди с Люциусом, помоги ему устроить гостя.

- Обычная комната с ванной, - добавил он, подойдя ближе к Малфою. – Никаких особых предосторожностей не нужно, только антиаппарационный барьер для домовиков, окна и двери запечатайте заклинаниями. Люциус, полагаю, наш гость голоден. Позаботься об этом. Хвост, завтра у нас праздник в честь мистера Поттера. Купи для него несколько хороших мантий.

Петтигрю почтительно поклонился, Люциус последовал его примеру, хотя в душе у него все клокотало. Его, Малфоя, заставляют чуть ли не прислуживать жалкому полукровке, на которого у Лорда какие-то свои, неведомые планы!

- Все свободны! – взмахнул рукой Темный Лорд. – Снейп, ты мне нужен. Останешься со мной.

Поклонившись, люди в черных плащах потянулись к выходу. Некоторые счастливцы сейчас аппарируют домой, несколько человек останутся в его поместье. Самые отвратительные из всех, как в сердцах заметила однажды Нарцисса. Долохов, Макнейр, Эйвери, Лестрейнджи. Самые преданные слуги, задирающие нос перед хозяевами дома только потому, что господин к ним милостив.



- Пойдем, Поттер, - сказал Люциус, доставая волшебную палочку и направляя на мальчишку. Тот не двинулся с места, сверля его ненавидящим взглядом. Ну и что он должен делать? Обездвижить и левитировать? Но применять насилие к щенку запрещено.

- Ах, да, - обернулся Лорд. В его движениях всегда было особое легкое изящество. – Гарри, иди с мистером Малфоем.

- Иди вперед, - Люциус подтолкнул Поттера волшебной палочкой. Тот прикусил губу и, слава Мерлину, молча поплелся по коридору, шаркая своими отвратительными кедами. Хозяин дома поморщился.

- Купишь ему еще и обувь. Ботинки. И белье, носки, - приказал Малфой семенившему за ним Петтигрю. Как ни отвратительно, заботиться о таких вещах теперь придется ему. Лорд желает видеть Поттера на празднике, и сопляк должен выглядеть соответственно.

Тот, кого долго называли Избранным, был водворен в одну из гостевых комнат Малфой-Менора. Кажется, он сам того не ожидал, потому что захлопал глазами от удивления, оказавшись в уютном помещении, большую часть которого занимала кровать под синим пологом. Скорее всего, он все-таки думал, что его бросят в подземелье.

- Иди, - подтолкнул его Малфой.

- Почему он меня не убил? – обернувшись, с вызовом спросил мальчишка. – Мог бы заморить голодом, как грозился. Или принудить к самоубийству.

- Понятия не имею, - пожал плечами Люциус. – Я бы убил.

Тот посмотрел как-то странно, усмехнулся. Губы были бледными и потрескавшимися. На миг стало не по себе. Совсем щенок, ровесник Драко.

Поттер прошел в комнату, прислонился к стене, Петтигрю остался у входа. Малфой обошел помещение, накладывая чары, позвал домовика, велел ему принести обед.

- Я не хочу есть, - тряхнул лохматой шевелюрой Поттер.

- Не ешь, - спокойно отозвался Люциус. – Я делаю, что велел Темный Лорд. Только имей в виду: в этом доме все очень быстро меняется. Вполне возможно, что следующий обед у тебя будет не скоро, или его не будет вовсе.

- Ну и хорошо, быстрее сдохну, - огрызнулся Поттер.

- Твое дело, - пожал плечами Люциус, пряча палочку в рукаве мантии. Пятнадцать дюймов, бук, волос единорога. Палочка, конфискованная у какого-то магглорожденного, была подарена ему Лордом взамен той, что забрали у Малфоя в июле. Люциус пользовался ей, но не любил. В сравнении с прежней, новая палочка казалась деревяшкой.

Оставив Питера дежурить у входа в комнату пленника, Люциус быстрым шагом отправился в свой кабинет.

Оказавшись в одиночестве, он запечатал дверь заклинанием и рухнул в глубокое кожаное кресло, где просидел несколько минут с закрытыми глазами. Потом призвал домовика, велел подать вина. Люциус знал, что его ждут жена и сын, но не мог ничего с собой поделать. Его трясло мелкой дрожью.

Вроде бы все сложилось удачно. Поттер пойман и связан по рукам и ногам, Дамблдор убит, министерство подчиняется Лорду. И все же что-то не позволяло успокоиться. Почему Поттер жив, да еще принимаем с почестями? Изощренное издевательство над врагом? Но мальчишка столько раз ускользал от них, что вряд ли разумно оставлять его без надлежащей охраны. Так в чем суть действий Властелина?

Самым же не приятным, понимал Люциус, было то, что ответственность за Поттера с сегодняшнего дня целиком возложена на него. Страшно даже представить, что грозит ему и его семье, если щенок отыщет возможность сбежать из Малфой-Менора!

Через несколько минут послышался стук в дверь. Малфой поморщился. Полчаса не могут обойтись без него. Что за наказание?

- Люциус, открой! – этому голосу он даже обрадовался. Единственный человек, общество которого он сможет сейчас вынести.

Не вставая с кресла, он отменил заклинание, бронзовая ручка тяжелой двери повернулась. На пороге стоял Северус Снейп. Бледный и хмурый, но мантия чистая и не измята, губы не покусаны. Значит, на этот раз обошлось без пыточных заклятий.

Не дожидаясь приглашения, гость опустился в кресло напротив. Люциус молча плеснул ему вина.

- Нас можно поздравить? – спросил он не весело.

- Завтра Лорд поздравит, - буркнул Снейп.

Что-то в нем сегодня было необычное, странное. Гнев Темного Лорда на верного слугу так силен?

- Тебе объяснили, почему не вызвали вместе со всеми?

- Лорд предпочел решить судьбу хогвартских грязнокровок самостоятельно, - процедил новый директор.

- Лорд все предпочитает решать самостоятельно, - пожал плечами Малфой. – Нам лучше не вмешиваться.

- Как это было?

- Я думал, Лорд тебе рассказал, - протянул Люциус.

- Только в общих чертах.

- Сначала Поттеру прислали письмо, в котором грозились убивать по одному магглорожденному в Хогвартсе, если он добровольно не явится к Темному Лорду. Мальчишка, как и следовало ожидать, не послушался. Тогда ему послали думосбор с воспоминаниями Кэрроу о его грязнокровных дружках, которые валяются в коме. Сегодняшним утром их было двое, сейчас, должно быть, уже трое.

- Почему? - встрепенулся Снейп. Лорд прав, он слишком заботится о своих щенках.

- Поттер попробовал сопротивляться сегодня. Твоих магглорожденных недоносков следовало укладывать по одному в день. Чары действовали на них разрушающе тем сильнее, чем дольше они лежали без сознания. Твои будут приходить в себя еще долго. Магическая кома такого рода продолжается три дня, потом человек умирает. Обо всем этом Поттеру написали подробно.

- Почему сразу не убивал? – хмуро спросил Северус. – Не хотел лишней огласки?

- Не знаю. Возможно. Или ты думаешь, он со мной делился своими планами?

- Нет? – посмотрел Снейп вопросительно.

- Нет, - покачал головой Люциус. – Обо всем, что рассказываю тебе, я узнал только сегодня со слов Лорда. В любом случае, его план безотказно сработал. Поттер попался в ловушку.

- В ту же самую, - Снейп на секунду прикрыл глаза.

- Что?

- В ту же самую, что в министерстве. Он не просто глупец, он тупица. На что только надеялся Дамблдор?

- Да уж. Но нам его глупость на руку.

- Не знаешь, как его доставили сюда?

- Он сам явился. Скрывался в старом доме Блэка. Аппарировал, куда было указано, кстати, не далеко от Хогвартса, нашел портключ и оказался здесь.

- Портключ был настроен только на него?

- Конечно. Никому не хотелось, чтобы он притащил сюда свой Орден Феникса. В любом случае, он должен был явиться один. Это оговаривалось условиями.

- Идиот, - хмыкнул Снейп.

- Да. Появился здесь с такой героической физиономией. Думал, что его немедленно убьют.

- А вместо этого на него надели браслет безоговорочного подчинения, - кивнул Снейп. – Люциус, ты можешь отдать мне свои воспоминания? Я хочу это видеть.

Люциус помолчал. Делиться воспоминаниями он не любил, но не было причины, чтобы этого не сделать сейчас.

Он приставил кончик палочки к виску, белые нити потянулись в наколдованный Снейпом стеклянный флакон. Люциус постарался сосредоточиться на сегодняшнем собрании.



Лорд провел свою партию легко и изящно.

Поттер стоял в центре Ближнего круга, взъерошенный и жалкий, сжимал волшебную палочку, которую никто не пытался у него забрать, и ждал немедленной смерти.

А Лорд говорил просто и властно, позволяя себе насладиться триумфом.

- Твое везение закончилось, Поттер. Сейчас ты полностью в моей власти. Но я предоставлю тебе выбор.

- Мне не нужно твоих подачек, - голос мальчишки сорвался, но смотрел он прямо. – Ты хотел убить меня? Убивай.

Он покусывал губы, словно от боли, и левой рукой все время дотрагивался до шрама.

- А кто говорит о подачках? – наиграно удивился Лорд, приближаясь к нему. Дотронулся до подбородка мальчишки, заглянул в глаза за нелепыми очками. Поттер резко дернулся в сторону.

- Не подходи! – закричал он, выбрасывая вперед руку с палочкой. Лорд страшно рассмеялся и отступил назад.

– Я предлагаю тебе сделку. Жизнь твоих дружков – грязнокровок в обмен на твое полное послушание.

- Ты же обещал не трогать их!

- Нет. Я писал, что они умрут, если ты не явишься ко мне. А теперь говорю, что они будут умирать, если ты не согласишься на мои условия.

- Но…

- Полное подчинение, Поттер, или они погибнут. Мне достаточно произнести заклинание, чтобы привести в действие метку на шее очередного грязнокровки.

- Грязный обманщик! - прошептал мальчишка. В его словах было столько пафоса, что Люциус фыркнул. Вылитый отец, каким он того помнил. И так же плохо закончит, потому что глупость у них, похоже, фамильное свойство. Отчасти даже жаль. Старинное чистокровное семейство, хоть и декларировавшее любовь к магглам, но не спешившее смешивать с ними свою кровь (насколько он помнил, грязнокровка Эванс стала единственным исключением). И такой бесславный конец!

- Не поможет, Поттер, - брезгливо бросил Лорд. – Решай немедленно. Я ведь могу и передумать.

- Почему ты не хочешь просто убить меня? Боишься, что не сумеешь? Что все будет так же, как в прошлый раз?

- Опасаюсь, - легко согласился Лорд. – Твоя мерзкая мамочка дала тебе родовую защиту, в ней все дело. Для чего мне убивать Гарри Поттера, если я просто могу приковать его в подвале и заморить голодом до смерти? Но в таком случае все хогвартские грязнокровки вымрут по одному.

Мальчишка испугано дернулся. Люциус знал, что смерть от голода и жажды пугает куда сильнее, чем мгновенная гибель от Авады.

- Ты не посмеешь, - покачал головой Поттер. – Тебе не позволят их убить.

-Да? – Лорд улыбнулся своей страшной змеиной улыбкой. – И кто мне помешает? Сейчас, когда палочки у грязнокровок отбирают по всей Британии, а тех, кто незаконно овладел ими, арестовывают.

- Ты врешь! Они покупали палочки перед поступлением в Хогвартс, маггл не может научиться колдовать!

- Мы не станем устраивать дискуссию о природе магии, - заметил Лорд. – Выбирай скорее. Смерть твоих друзей от магической комы и твоя собственная от голода и жажды, или их и твоя жизнь, в обмен на твое полное подчинение.

Поттер молчал, глядя в пол, только зубы сжал так, что казалось, сейчас будет слышен их скрип.

- Условия? - спросил он.

- Грязнокровки остаются живыми и здоровыми, а ты даешь мне клятву безоговорочного подчинения.

- Нет, - вдруг покачал головой Поттер. – Надо, чтобы все было точно.

- Деловой разговор? – усмехнулся Лорд. – Что ж, рад слышать, что ты поумнел, Поттер.

- Ты дашь клятву что ни ты, ни твои Упивающиеся смертью, ни кто-то по их наущению не причинит ребятам вреда. А я даю слово подчиняться тебе во всем, что не касается насилия над другими людьми. Я не стану мучить и убивать.

- В тебе есть слизеринские черты, Поттер, - внимательно глядя на него, сказал Лорд, и Люциус с изумлением уловил в его голосе оттенки уважения. – Это справедливо. Я согласен. Твою руку!

Поттер молчал.

- Твою руку! – властно потребовал Лорд.- Я ведь могу и передумать, Поттер!

- Будь ты проклят, Том! - прошептал мальчишка.

- Обойдемся без пафоса, - усмехнулся Лорд. – Руку! Антонин, скрепи.

Поттер медленно протянул пятерню с обломанными ногтями, Лорд дотронулся до нее палочкой.

Зазвучали латинские фразы древнего заклинания. Мальчишка дрожал, как осиновый лист. Вокруг его ладони и палочки Лорда искрились, переливаясь красновато-фиолетовым светом, тонкие нити.

Странной была эта сцена. Величественный, словно грозовая ночь, темный властелин, тощий подросток в маггловских тряпках и ощущавшиеся всеми присутствующими волны магии вокруг них, от которых вибрировал внезапно показавшийся удивительно плотным воздух. Неведомый сквозняк развивал полы черных плащей, голос Темного Лорда эхом разносился по залу.

- Я, Лорд Волдеморт, по рождению Том Марволо Риддл клянусь не причинять вреда посредством магии, оружия магического или маггловского, приказа письменного или устного ученикам школы Хогвартс, отмеченным моей личной меткой, в обмен на полное и безоговорочное подчинение моей воле Гарри Джеймса Поттера.

Повторяй за мной: «Я, Гарри Джеймс Поттер клянусь исполнять все приказы Лорда Волдеморта, кроме указаний об убийствах, пытках, насилии, ином ущербе, который может быть причинен магам или магглам».

- Я, Гарри Джеймс Поттер, - голос мальчишки звучал глухо, - клянусь исполнять все приказы Лорда Волдеморта, кроме указаний об убийствах, пытках, насилии или ином ущербе, который может быть причинен магам или магглам.

- Клятва имеет силу до тех пор, пока одна из сторон не нарушит соглашение.

- Клятва имеет силу до тех пор, пока одна из сторон не нарушит соглашение.

- То, что соединила магия, незыблемо! Антонин, разорви.

- Подтверждаю!

Долохов ударил по переливающимся нитям кончиком волшебной палочки, на миг вокруг присягавших закружился вихрем сноп искр, сгущаясь у запястья Поттера, превратился в огненное кольцо и сомкнулся на его руке. Зал прорезал крик боли, от упругих волн магии зазвенело в ушах, и тут же все стихло. В центре круга стоял подросток, кусая губы и баюкая руку, на которой алел, остывая, вплавленный в кожу браслет.

- Больно? - почти участливо спросил Лорд. – Ничего, сейчас боль пройдет. Подойди ко мне.

По-видимому, браслет реагировал на приказы нового хозяина, потому что Поттер вновь схватился за левую руку и, пошатываясь, сделал несколько шагов в сторону Лорда.

- Отдай палочку.

Мальчишка стоял молча.

- Отдай палочку!

Поттер дернулся, как от ожога. Лорд быстрым движением выхватил у него палочку и ударил ее кончиком по плечу мальчишки.

- На колени!

Поттер рухнул, словно подкошенный.

- А теперь слушай меня, Гарри Поттер. Отныне ты никто! Моя вещь, которой я могу распоряжаться по своему усмотрению. Например, приказать тебе утопиться. Или броситься с обрыва. Или отдать для развлечений своим слугам. Я могу приказать тебе не есть и не пить.

Если ты откажешься выполнить любой, самый простой приказ, один из грязнокровок в Хогвартсе в тот же миг упадет без чувств. Твое промедление с палочкой стоило кому-то из них трех лет жизни – именно столько отнимают двенадцать часов магической комы. Браслет ведь дал понять тебе это, верно? Если так и не выполнишь приказ, этот человек умрет. Если ты нарушишь мой запрет, кто-то погибнет мгновенно. Поэтому не советую демонстрировать гордость и прочие дурацкие качества. Ты понял меня, Поттер? Ответь мне!

- Да, - еле слышно выдавил мальчишка.

- Скажи: «Да, господин»!

- Да, господин, - Поттер поднял глаза, в них было столько ненависти, что от этого становилось не по себе.

Кому угодно, конечно, но не Лорду.

- Видишь, Гарри, это совсем просто, - произнес он весело. - А теперь слушай мои первые приказы. Ты не должен пытаться причинить вред мне, любому другому человеку или существу. Ты не должен пытаться воздействовать магией или маггловскими методами на меня или кого-то из моих подданных. Тебе запрещается пользоваться волшебной палочкой: своей или чужой. Ты не должен покидать стены этого дома без моего разрешения. Ты не должен выходить за пределы помещения, в котором велю тебе находиться я. Ты не должен посылать письменные, устные или любые другие сообщения кому-то за пределами этого дома. Если ты нарушишь хотя бы одно из этих правил, какой-нибудь из магглорожденных выродков в Хогвартсе умрет. Ты понял меня?

- Да, - еле слышно прошептал тот. На Поттера было страшно смотреть. Темный Лорд предусмотрел все возможности, все лазейки, которые могли бы помочь ему обойти слова клятвы или хотя бы вырваться из Малфой-Менора.

- Скажи: «Да, господин»!

- Да, господин.

- Можешь подняться.

Люциус вспомнил, что в этот момент в зале как раз появился Северус. Все, произошедшее позднее, Снейп видел.

- Спасибо, - тот завинтил флакон крышкой и отправил в карман мантии.

- Не за что. И в самом деле, за этим Поттером столько гонялись, что было бы жестоко скрыть от тебя подробности.

Снейп кивнул.

- Я пойду, - сказал он, поднимаясь. – В Хогвартсе много дел, надо успокоить учеников.

- Лорд прав, ты слишком беспокоишься о грязнокровках.

- Я беспокоюсь о порядке в школе, - сверкнул он черными глазищами. – Если ты этого не понимаешь…

- Утихомирься, Сев, - Малфой поймал его бледную ладонь, подержал, словно раздумывая, а потом вдруг резко притянул к себе, так, что Снейп, не удержав равновесия, плюхнулся ему на колени.

- Малфой, идиот, - зашипел он, пытаясь высвободиться, но его плечи уже сжимали сильные ладони, а рот был занят глубоким, грубоватым поцелуем. Это продолжалось с минуту, потом Северус отстранился.

- Мне действительно надо идти, - сказал он уже мягче.

- Мы так давно не были вместе, - влажно прошептал ему на ухо Люциус. Он вдруг понял, что необходимо для того, чтобы сбросить невероятное напряжение сегодняшнего дня. Вот это напрягшееся в руках тело, которое он слишком хорошо помнил извивающимся от наслаждения в собственных объятиях.

- Не сегодня, - отрезал Северус, окончательно приходя в себя. Поднялся, поправил мантию.

- Что, директорский пост позволяет завести любовника даже с твоей внешностью? - едко поинтересовался Люциус.

- Иногда ты бываешь отвратительно пошлым, Малфой, - с усмешкой резюмировал Снейп. – Не пей много. Завтра увидимся.

Дверь за визитером закрылась несколько минут назад, а Люциус Малфой так и сидел в кресле, задумчиво рассматривая кроваво-красный напиток в хрустальном бокале. Его только что оттолкнули. И кто? Чертов Нюниус. Снейп, до которого он привык снисходить время от времени, и который не отказал ему ни разу с самого начала их связи. Определенно, сегодняшний день было сложно назвать удачным.



Глава 2Глава 3Глава 4


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni