Человеческий фактор

АВТОР: toma-km
БЕТА: Mara

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Война закончена, Волдеморт уничтожен, Магическая Британия постепенно возвращается к мирной жизни. Но победа – результат действий, интересов и желаний отдельных людей.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: АУ, ООС, МПРЕГ, принуждение, НЖП, POV нескольких персонажей.


ОТКАЗ: Ни на что не претендую.




Глава 22

Страхи и наслаждения

Май, 1998 год

- Профессор, может быть, когда они станут накладывать очищающие заклятия, я подпрыгну и попытаюсь сбросить одного из них сюда, а вы вырвите у него из рук палочку? - Поттер мерил шагами подвал, сосредоточенно потирая лоб.

- Даже не думай! - отозвался Снейп из угла, в котором сидел, вытянув поврежденную во время пыток ногу, которую никто из тюремщиков так и не удосужился залечить. - Ты не забыл? Их всегда двое. Пока ты будешь разбираться с одним, второй обездвижит нас обоих.

- А если быстро?

- Чушь!

- Да, но чем мы рискуем? Если бы Волдеморт хотел, он давно заавадил бы нас.

- Знаешь, Поттер, у меня нет никакого желания проверять на своей шкуре, как отнесется Темный Лорд к попытке напасть на его слуг. И перестань, Мерлина ради, мельтешить перед глазами. У меня уже голова кружится от твоих передвижений.

Хотя, положа руку на сердце, он не мог не уважать юношу. Пережить то, что тот пережил за прошедший год и сохранить самообладание сумел бы далеко не каждый.

- Вы просто не хотите попытаться сделать хоть что-нибудь, - запальчиво возразил Поттер. - Если бы я мог, один попробовал бы.

- Даже не думай!

- Что я, ненормальный? Попытаюсь отнять у кого-то палочку - нарушу запрет Волдеморта, и кто-нибудь погибнет.

- У тебя все равно ничего не получилось бы. Кстати, зачем это тебе? Ты же все равно связан по рукам и ногам.

- Предлагаете ждать, пока он все-таки решит вас убить?

Северус резко повернулся к нему.

- Хочешь сказать, ты планируешь все это из-за меня?

Бессмысленные надежды и глупые предположения, словно голодные зверьки, высунули острые мордочки из самых потаенных уголков души Северуса и тут же были немилосердно загнаны назад своим не склонным к отвлеченным мечтам хозяином. Разумеется, предполагать, что Гарри как-то по-особому волнует судьба ненавистного профессора, не стоило. Обычное, безликое гриффиндорское благородство, которое только законченный идиот способен принять за хорошее отношение.

- Естественно! – фыркнул Поттер. – Понятия не имею, чем вы там Волдеморту насолили и что от него скрываете, но он вас в покое не оставит. И, если выяснит, что ему надо, вам не миновать Авады.

Северус уныло кивнул. Как бы не упрекал он Гарри в школьные годы в отсутствии логики, сейчас она была железной.

- А ты? – спросил он. – О себе совсем не думаешь? О том, что он может сделать с тобой?

По любимому лицу, освещаемому тусклым светом горящего под потолком факела, еще минуту назад упрямо-сосредоточенному на решении сложной задачи, пробежала тень горечи.

- Я как-то уже… смирился, - сказал Поттер чуть дрогнувшим голосом. – Убить он меня боится, это ясно. Из-за пророчества, наверное?

Он вопросительно посмотрел на Снейпа.

Тот лишь передернул плечами. Природа связи Темного Лорда и Гарри Поттера до сих пор оставалась для него тайной, которой Дамблдор не спешил делиться. Правда, в ту последнюю встречу на собрании Ордена Феникса, у Северуса появилось ощущение, что Альбус собирается говорить с ним именно об этом. Однако, не сложилось. Он гадал, знает ли Дамблдор о том, что случилось с его шпионом. Если Драко искренне присоединился к Ордену, он, по идее, должен рассказать. Хотя и без того догадаться не составило бы труда.

- Знаете, это самое отвратительное, - вновь тихо заговорил Поттер. Он все еще стоял, прислонясь к стене, скрестив руки на груди, только теперь Северус не видел его лица, скрытого тенью. – Я не имею права даже покончить с собой. Вот вы орали на меня тогда, после, - он запнулся, - ну, после того, как он меня… а мне сдохнуть хотелось. И всех вокруг поубивать. Вас первого, кстати.

Он усмехнулся.

- Представляю…

- Ничего вы не представляете! – Поттер резко обернулся, делая шаг к нему, и Снейп разглядел в его глазах слезы. – Я тогда просто… не знаю, вообразил, что это происходит не со мной. И потом тоже. Но все равно было хреново. А сейчас, если что-то подобное повторится, я… - он прикусил губу, отвернулся. - Достало все! Проклятый безносый ублюдок!

Гарри со злостью ударил кулаком по каменной кладке.

Северус прикрыл глаза. Необходимость молчать была очевидна, но видеть, как, словно зверь в клетке, мечется тот, кем уже два года заняты все его мысли, было невыносимо.

- Поттер, сядь, - сказал он, чуть отодвигаясь, чтобы освободить ему место рядом.

Тот обернулся, посмотрел удивленно.

- Зачем?

- Неужели нельзя обойтись без глупых вопросов? - закатил глаза Северус. – Мне неудобно разговаривать, глядя снизу вверх.

- А, ладно, - Поттер пожал плечами, уселся на корточки рядом.

- Насколько хорошо ты освоил окклюменцию, как думаешь?

- О, нет! Только не это!

- Не будь идиотом! - прикрикнул на него Снейп. - Да, у меня есть обнадеживающая информация, но я не могу передать ее тебе, не будучи уверен, что ты не впустишь Лорда в свои пустые мозги.

Поттер бросил на него быстрый взгляд, помассировал пальцами виски, словно размышляя о чем-то крайне важном.

- Ты меня слышишь? - окликнул его Северус.

- Слышу, - тихо. - Тогда не говорите. Я не уверен, что справлюсь с Волдемортом.

- Ты даже не хочешь знать? - поразился Северус, в душе, тем не менее, соглашаясь с решением Гарри. Он слишком хорошо помнил о том, как несколько дней назад чуть не взломали его собственную защиту.

- Очень хочу. Но ведь это может поставить под удар вас?

- Не только меня, - сдержано сказал Северус.

- Тем более, - кивнул Гарри. - Если вы говорите, что надежда есть, я просто вам поверю.

- С какой стати тебе сейчас верить мне? - он не знал, чего в его голосе прозвучало больше: сарказма или боли. – После того, как шесть лет подряд ты откровенно обвинял меня во всех грехах, начиная от сотворения мира?

Он осекся, ругая сам себя последними словами. Когда-то Люциус сказал о его потрясающей способности на корню убивать любую симпатию к себе предъявлением старых счетов и многочисленных, часто умозрительных претензий. Но Поттер, кажется, не обратил внимания. По крайней мере, не обиделся.

- Пока вы меня не обманывали, - серьезно ответил он. Зеленые глаза в полумраке светились горечью и лихорадочной, почти животной жаждой жизни, и Северус почувствовал, как пугающим спазмом сдавило горло. Протянуть руку, дотронуться до черных всклокоченных волос юноши казалось так естественно... Удивительно, но тот не отшатнулся. Наоборот, сделал еле заметное движение головой, и ладонь Снейпа коснулась теплой, покрытой мягкой, мальчишеской еще щетиной, щеки.

- И не обману, - прошептал он одними губами, но Поттер понял.

- Знаю, - сказал он, отклоняясь и разрывая мучительно - сладкое прикосновение. Вы же спасали меня хренову тучу раз.

- Что за выражения! - заметил Северус сварливо.

- Нормальные выражения, - Поттер слегка улыбнулся. - Скажите, на чьей вы все-таки стороне?

- А как ты думал весь этот год?

- Не знаю, - Гарри поежился, получше укутываясь в мантию - в подвале Малфой-Менора было довольно сыро. - Сначала считал, что вы предатель. И шпионили для Волдеморта у Дамблдора.

- А сейчас думаешь наоборот? - осторожно поинтересовался Снейп.

- Наоборот? Нет, вряд ли. Сейчас мне кажется, что у вас просто не было выхода. И вы старались сделать все, что возможно, чтобы меньше людей пострадало. Я прав?

У Северуса вдруг появилось неуместное, почти мальчишеское желание рассказать Гарри все. Про Дамблдора, про данное тому обещание защищать детей, про минуты отчаяния, когда уже казалось – все кончено. Чтобы не думал о нем, как о жертве обстоятельств, человеке, из трусости не решающимся на открытое противостояние. Глупое желание восстановить свою репутацию в глазах пусть и безнадежно, но давно и сильно любимого человека, желание, на поводу у которого, несомненно, пошел бы любой гриффиндорец. Он сдержался, разумеется, лишь произнес сдержано:

- Отчасти.

- Не хотите говорить, - понимающе взглянул на него Поттер. – Ладно, чем-то вы этому скользкому гаду насолили, уже хорошо. А как…

- Тихо, - вдруг прервал его Северус, прикладывая указательный палец к губам. – Кто-то идет.

Наверху послышались шаги нескольких человек. Четкие, уверенные, непохожие на вялую походку охранников, доставлявших пленникам скудную пищу.

Металлическая дверь в потолке с отвратительным скрипом отворилась, и пленники на секунду зажмурились от ослепительно – яркого света, ворвавшегося в подвал. Поттер немедленно вскочил, вглядываясь в лицо склонившегося над люком человека.

- Петрификус Тоталус! – знакомый голос. Макнейр.

Все тело окаменело, взглядом Северус проследил за приваливающимся к стене, прямым, как палка, Поттером.

- Вингардиум Левиоса!

Его словно подхватил мощный поток воздуха, отвратительно закружилась голова, когда его, неподвижного, вниз головой потащило наверх, и Северус предпочел закрыть глаза, пока его левитировали куда-то в другое место.

- Фините Инкантатем! – произнес Макнейр, и вызванный заклинанием паралич в тот же миг отпустил, вновь заболела поврежденная нога, заныли плечи, он откинулся назад, приваливаясь к холодной стене. – Прибыли, Снейп. Ты там не сдох, ублюдок?

Он открыл глаза и узнал помещение, в котором находился. Все те же подвалы Малфой-Менора, домашняя лаборатория Люциуса, приспособленная для повседневных нужд и приготовления самых простых зелий, и потому довольно скромно оснащенная. Однако, в былые времена Северусу несколько раз приходилось готовить здесь сложные составы для Темного Лорда. Значит, понадобились его услуги, как зельевара? Что ж, это, пожалуй, шанс.

- Мне предлагают поработать? - спросил он, глядя на Макнейра и Долохова, доставивших его сюда.

- От тебя требуют выполнить определенную работу в кратчайший срок, Снейп, - сдержано сказал Антонин. – Если ты, разумеется, намерен продлить свою никчемную жизнь на некоторое количество времени.

- А если нет?

- Будь уверен, Темный Лорд найдет другого зельевара.

- Что от меня требуется? – спросил Северус после недолгого молчания.

- Подойди сюда, - потребовал Макнейр.

Он, было, сделал шаг, но боль прострелила ногу и он, охнув, вновь ухватился за стену.

- В чем дело, - нахмурился Долохов.

- Нога, - выплюнул Снейп. – Вывих, скорее всего. Позовите колдомедика, иначе я не только не сумею ничего сварить, но даже встать с этого места не смогу.

Мужчины переглянулись, Макнейр кивнул.

- Стэн! – крикнул Долохов, выглядывая в коридор. – Позови мистера Дэйва.

- Мне можно сесть? – осведомился Северус. От боли в ноге перед глазами мелькали черные точки, в ушах звенело.

Долохов ногой подвинул крутящийся табурет, Снейп с видимым облегчением опустился на него.

- Будешь работать здесь под присмотром одного из наших людей, - сказал он сухо. Необходимые ингредиенты уже доставлены. И не вздумай приготовить что-нибудь, кроме того, что от тебя требуется.

Северус устало кивнул.

- Вот описания зелий, которые нужны Лорду, - в руки ему сунули несколько пергаментов. Северус мельком взглянул на рецептуру и на минуту забыл даже о саднящей боли. Такого странного сочетания запрещенных ингредиентов он не встречал, пожалуй, очень давно. Но, самое главное, составы, без сомнения относящиеся к разряду самых темных зелий, были смутно ему знакомы. Он сосредоточился, пытаясь поймать ускользающую мысль, однако, не смог вспомнить где и при каких обстоятельствах сталкивался с подобными вещами.

* * *

Трапезы в Хогвартсе, в прежние времена бывшие для учеников почти ритуалом с долгим сидением за столами, обменом новостями и чтением газет, теперь проходили очень тихо и заканчивались необычайно быстро. Никому не хотелось оставаться дольше необходимого в Большом зале, где место за преподавательским столом, традиционно предназначенное для директора, теперь занимал Амикус Кэрроу, чья омерзительно - грубая физиономия лоснилась от сознания собственной значимости.

- Назначение этого мужлана - позор для Хогвартся, - как-то раз бросил в сердцах Драко Малфой в гостиной Слизерина, и однокурсники горячо его поддержали. Слизеринцы вообще болезненно восприняли отставку бывшего директора, о причине коей слишком хорошо догадывались. Несмотря на то, что другие факультеты традиционно недолюбливали Северуса Снейпа, его внезапное и никак не прокомментированное новым руководством исчезновение произвело гнетущее впечатление на всех. Все же сальноволосый зануда оставался частью той, прежней хогвартской жизни, которая закончилась с гибелью (как все думали) Дамблдора.

Сегодняшний ужин не был исключением - школьники старались скорее поесть и разойтись по гостиным своих факультетов. За преподавательским столом также пустовало немало мест. Как это часто случалось в последнее время, отсутствовали МакГонагалл и Флитвик, ушла после первой смены блюд Профессор Спраут.

Драко Малфой взглянул на своего декана. Старина Слагхорн меланхолично помешивал ложечкой какао в пузатой чашке, краем уха слушал то, что весьма эмоционально рассказывала ему Алекто Кэрроу, и украдкой кидал брезгливые взгляды на собеседницу.

Уже не раз Малфой задумывался о том, почему Слагхорн, с трудом согласившийся на уговоры Дамблдора вернуться в Хогвартс, остается здесь после мнимой гибели бывшего директора. Рациональных объяснений, кроме того, что его отказ от должности декана Слизерина почти наверняка привел бы к последующему назначению на это место кого-нибудь из слуг Темного Лорда, не было. По-видимому, существовали вещи, имеющие для старого сибарита особенную ценность и одна из них - благополучие родного факультета.

- Ты идешь? - дернул Драко за рукав Гойл.

- Да, сейчас, - он вновь окинул взглядом зал. Джинни сегодня решила, по-видимому, вообще не приходить на ужин. Несмотря на то, что Драко наотрез отказывался обсуждать что-либо с девушкой, он никак не мог отделаться от привычки следить за ней взглядом везде, где они оказывались вместе.

- Идем, - кивнул он.

- Драко, можно тебя на минутку? - Гермиона окликнула его у выхода.

- Что тебе нужно, Грейнджер? - скорчил презрительную физиономию Крэбб, но Драко мягко отстранил его.

- Идите, я догоню, - сказал он приятелям.

- Испортила тебя твоя Уизли, Малфой, - хмыкнул Гойл. - Якшаешься теперь с грязнокровками...

Кровь бросилась Гермионе в лицо, но она ничего не ответила на выпад. Связываться со слизеринцами, усердно помогавшими Кэрроу в деле воспитания нерадивых учеников, было не просто неразумно, но попросту опасно.

- Заткнись, Грег! - бросил Драко, не обращая внимания на недовольные физиономии приятелей с которыми, впрочем, с некоторых пор находил мало общего. - Чего тебе, Грейнджер?

- Отойдем, - предложила девушка. Драко согласно кивнул.

- Так что тебе нужно? - спросил он, когда они завернули за колонну, частично укрывавшую их от любопытных глаз.

- Малфой, поговори с Джинни.

- А, так ты от нее? - насмешливо протянул он, хотя сердце резануло знакомой болью. - Боитесь, что я соскочу с крючка? Не бойтесь, мне самому выгодно сотрудничество с вами.

- Я не от нее, я сама по себе, - глаза Гермионы смотрели жестко и неприязненно.

- Ты что, не понимаешь, как ей тяжело? Да, она совершила ошибку, смалодушничала, но это не значит, что она тебя не любит. Хотя понятия не имею, что она в тебе нашла.

- Любит? - он перешел на шепот - из Большого зала как раз выходила группка четверокурсников - хаффлпаффцев. - Да она затеяла все это, чтобы завербовать меня!

- Малфой, ты сам-то веришь в эту ерунду? - кулачки Гермионы уперлись в бока, на подбородке обозначилась упрямая складка. Сейчас она вновь была прежней Грейнджер, верной подругой Гарри Поттера, готовой с пеной у рта защищать справедливость. - Джинни ляпнула какую-то ерунду, чтобы отвязаться от братьев. А ты поверил. Или просто нашел повод, чтобы бросить ее? Тогда будь мужчиной, скажи ей об этом честно.

- Не твое дело, Грейнджер, - холодно произнес Драко. - Что за привычка соваться в чужие дела? Я пойду.

Он сделал шаг вперед, но девушка встала у него на дороге.

- Грейнджер, что за представление? Уйди.

- Сейчас уйду, - голос Гермионы дрожал от еле сдерживаемого гнева. - Только вспомни, Малфой, что нам в недалеком будущем предстоит! Любой из нас может погибнуть. Вдруг это будешь ты? А вдруг Джинни? Неужели ты не понимаешь, что теряешь свой шанс на счастье, отказываясь от девушки, которая тебя любит?

- Ты все знаешь о любви, Грейнджер? - серые глаза Драко сузились, он выплевывал слова, сознательно стремясь причинить боль посильнее. - Именно поэтому так легко отказалась от Уизли, когда он принял метку, чтобы спасти сестру? Хваленая гриффиндорская верность? Как только человек совершит что-то, противоречащее вашим принципам, отойти от него подальше, чтобы не замараться?

- Тебя это не касается, Малфой, - губы девушки дрожали то ли от гнева, то ли от подступающих слез.

- Замечательно! А тебя не касается моя жизнь, Грейнджер. Уйди с дороги!

Гермиона покорно отступила, Драко прошел, стараясь не задеть ее невзначай плечом.

- Малфой! - у выхода на лестницу он оглянулся на голос. Бойкая гриффиндорская отличница сейчас была похожа на подбитую птицу. Она стояла, ссутулившись, пряча руки в карманы мантии, стянутые на затылке в хвост волосы подчеркивали несвойственную ей раньше худобу и темные тени под глазами. - Малфой, скажи, как там Рон?

- Честно служит хозяину. И болтают, подобрал во время рейда какую-то шлюшку. Даже заплатил своему напарнику, когда выяснилось, что оба положили на нее глаз, - сказал он, не скрывая мстительных ноток в голосе. Ему совершенно не было жаль грязнокровку, такую же лицемерную, как большинство девчонок и склонную лгать не только другим, но даже самой себе.

* * *

Когда обездвиженное тело Снейпа отлевитировали в лабораторию Малфой-Менора, Люциус приблизился к распростертому на полу Поттеру и не удержался, пнул носком дорогого ботинка того, кто стал причиной неприятностей последних дней, включавших Круциатус Лорда, при воспоминании о котором до сих пор неприятно пересыхало во рту.

Чертов щенок! Самое отвратительное, что мальчишку приказано извлечь из подвала, где ему самое место, и водворить в его прежней комнате. Конечно, на окнах теперь установлены надежные решетки, у дверей будет дежурить круглосуточная охрана, но кто поручится, что Поттер не выкинет что-нибудь еще, подобное сговору с домовиками.

- Сопляка тоже левитируем? - прервал его невеселые размышления Грейбек.

- Конечно, - кивнул Люциус. - Вингардиум Левиоса!

Неподвижное, словно закаменевшее тело медленно поплыло по коридорам, как большая тряпичная кукла. Неестественно запрокинутая, лохматая голова моталась из стороны в сторону, при поворотах ударяясь об углы и дверные косяки - Лорд не приказывал соблюдать осторожность с мальчишкой.

В комнате Люциус довольно резко опустил пленника на пол, покрытый светло серым ковром с тонким ворсом, и отменил действие заклинания.

- С возвращением, мистер Поттер, - произнес он сухо. - Советую подняться. На кровати вам будет удобнее. Правда, у вас, в некотором роде, извращенные вкусы - вы предпочитаете подвал моего дома этим гостеприимным апартаментам.

Грейбек за его спиной одобрительно загоготал, хихикнул сопровождавший их Петтигрю.

Поттер приподнялся на локтях, подслеповато сощурился, сунул руку в карман, извлекая очки с запачканными стеклами.

- Где Снейп? - спросил он хриплым голосом.

- Беспокоишься за своего бывшего учителя? - при звуках вкрадчиво-спокойного голоса присутствующие замерли, расступились, почтительно пропуская своего господина.

Темный Лорд, шурша подолом плотной и легкой мантии, почти грациозно приблизился к юноше, опустился на корточки, двумя длинными бледными пальцами приподнял его подбородок.

Поттер не отшатнулся, лишь пересохшие губы скривились в едва заметной гримасе отвращения.

- Где Снейп? - повторил он свой вопрос, поднимаясь, но легкое прикосновение белой ладони ко лбу заставило его охнуть и откинуться назад.

- Вы так близко сошлись там, в подвале? - поинтересовался Лорд почти участливо. - Ведь бедняга Северус давно хотел тебя. Надеюсь, он не действовал силой? Сомневаюсь, впрочем, что после недавнего общения со мной силы у него остались.

- Ревнуешь, Том? - осведомился Поттер с вызовом. Люциус поморщился: воистину, жизнь ничему не научила маленького полукровку.

- Нет, что ты, мальчик! - заверил его Лорд. - Если тебе удалось развлечься с нашим общим знакомым, я только рад. Потому что с этого дня и до новолуния к тебе не будет притрагиваться ни один человек. Не говоря уж об интимных ласках. Даже я. А еще тебе придется довольствоваться только определенной пищей. Люциус, я дам тебе список продуктов, которые можно употреблять нашему гостю, - он обернулся, взглянул на Малфоя. - Никакого мяса, рыбы, никаких плодов красного цвета. И попробуй не проследить за своими тупыми домовиками.

- Да, мой Лорд, - склонил голову Люциус, гадая о том, для чего Поттеру требуется столь странный пост.

- Что за чушь? - удивленно спросил мальчишка, видимо, думая о том же.

- А это не твоего ума дело, Гарри. Твоя задача сейчас - отдыхать и набираться сил.

- Готовишь меня на убой?

- Нет, что ты, малыш. Совсем наоборот, - Лорд задумчиво прикоснулся ко лбу мальчишки, обвел пальцем контур знаменитого шрама, взъерошил спутанные грязные волосы. - Тебе понравится, Гарри, обещаю, - сказал он, вставая.



Июнь, 1998 год

- Проходите, мой Лорд. Вам нужно что-нибудь еще?

- Нет, Питер. Иди. Через полчаса доставите ко мне Поттера.

- Да, господин.

Маленькая дверь, ведущая в одно из подвальных помещений Малфой-Менора, скрипнула, Волдеморту, чтобы войти, пришлось наклониться. Он остановился, глубоко вдохнул густой аромат ладана, мяты и кардамона, подождал, пока глаза привыкнут к полумраку, беглым взглядом окинул смахивавшую на келью комнату без окон.

Почти наверняка ничего не забыто. Мягким светом горят закрепленные на стенах свечи, образующие четыре пентаграммы, прочерченный на полу, отливающий фосфоресцирующими отблесками круг идеально ровен, на полке в углу пронумерованные флаконы с зельями. Вчера их проверил приглашенный из министерства зельевар. Волдеморт понимал, что не стоит целиком полагаться на добросовестность униженного, впавшего в немилость человека. Однако, Снейп, как и следовало ожидать, оказался далеко не глупцом - все зелья были идеального качества. Это порадовало, так как свидетельствовало о лояльности Снейпа, а Темному Лорду совсем не хотелось терять верного слугу, тем более что информация о Дамблдоре до сих пор так и не подтвердилась.

По центру дальней стены располагалась укрытая темно-бордовым покрывалом с вышитыми на нем рунами кушетка на неестественно высоких ножках, что придавало ей сходство то ли с алтарем, то ли со столом хирурга. Волдеморт дотронулся до старой, казалось, грозившей рассыпаться в руках ткани, слегка колыхавшейся на сквозняке.

В комнате было довольно промозгло, что не слишком нравилось Лорду - мальчик должен провести здесь двадцать четыре часа нагишом, причем это будут тяжелые часы изменений тела, не менее болезненных, чем действие костероста. Не относящуюся к ритуалу магию использовать нельзя, как и посторонние предметы (например, одеяла или камин), а следовательно, Поттер почти наверняка простынет, что может навредить процессу. В одной из книг, посвященных магической беременности, он прочел, что будущие родители должны согревать друг друга. Что ж, значит, будут согревать.

- Мой Лорд, - в дверь осторожно постучали. – Я привел его.

- Алохомора! Заходи, Гарри.

Поттер сделал шаг вперед и замер, испугано оглядываясь и переступая босыми

ногами на каменном полу.

Волдеморт приблизился к нему, приказал:

- Сними очки. Прими, Питер.

Хвост, не переступая порога, протянул свою страшную серебристую руку, взял

из слегка дрожащих пальцев юноши нелепые круглые стекла.

- Теперь плащ. Ну же! Разденься, Гарри.

Мальчик отчаянно, рывком дернул завязку плаща, черная ткань упала к его

ногам, открывая белеющее в неровном свете свечей абсолютно нагое юное тело.

Узкие бедра, округлые плечи, покрытые мурашками руки с едва видимым рельефом мышц, дорожка темных волос, спускающаяся от пупка. Волдеморт с наслаждением подумал о том, что совсем скоро под действием зелий Поттер сам будет умолять взять его. И после, через пару месяцев после зачатия, когда жажда секса станет почти невыносимой. Что ж, неплохой бонус к решению проблемы хоркрукса.

Он подошел к мальчику вплотную и медленно сбросил собственный плащ, услужливо подхваченный Питером.

- Иди, Хвост, - приказал он.

Дверь немедленно захлопнулась, но они так и стояли друг против друга: обнаженные, ожидающие продолжения. Один с почти паническим ужасом, другой с азартом исследователя.

Волдеморт бережно коснулся безволосой груди юноши, с наслаждением ощутил дрожь под пальцами, уловил непередаваемый аромат страха, пробивавшийся даже сквозь ладан и мяту.

Пройдет несколько часов, и комната наполнится другими запахами: зелий, пота, крови, спермы и мочи. Темный Лорд почувствовал нарастающее возбуждение и страшно улыбнулся юному любовнику бледными, тонкими губами. Сегодняшняя ночь обещала стать одним из самых волнующих событий его жизни.



Глава 21Глава 22Глава 23


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni