Человеческий фактор

АВТОР: toma-km
БЕТА: Mara

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Война закончена, Волдеморт уничтожен, Магическая Британия постепенно возвращается к мирной жизни. Но победа – результат действий, интересов и желаний отдельных людей.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: АУ, ООС, МПРЕГ, принуждение, НЖП, POV нескольких персонажей.


ОТКАЗ: Ни на что не претендую.




Глава 4

Современные средства уничтожения врагов

Сентябрь, 1998 год

На торжественный ужин, посвященный последним успехам Лорда (конкретно, пленению Поттера, все это понимали), Люциус Малфой собирался в отвратительном настроении.

Сегодня Темный Лорд потребовал, чтобы Драко присоединился к ним вечером. Нарцисса только побледнела, Люциус ответил покорным поклоном, хотя в сердце ледяной змеей поселился страх за сына. Сейчас в Хогвартсе мальчику было куда спокойнее, чем в родном поместье.

Утром Малфой понял, что произошло нечто важное. Что-то приятное для Лорда, о чем его ближайшие подданные пересмеивались между собой, замолкая при приближении Люциуса. Злило это невероятно. Он не ощущал себя хозяином в собственном доме.

Попытался выяснить у Снейпа, который, не смотря на свои директорские обязанности, также появился в Малфой-Меноре сегодня.

- Северус, о чем все переговариваются? – остановил он старого приятеля.

- После, Люциус, - отмахнулись от него, как от надоедливой мухи.

Определенно, гнев Лорда на одного из лучших слуг быстро сменился на милость, Снейп вновь чувствовал себя уверенно. Но Люциуса пренебрежение Северуса задело. Как и вчерашний его отказ.

Связь блестящего Люциуса Малфоя с нищим полукровкой Снейпом началась давно, еще во времена первого возвышения Лорда, и стала одним из самых странных обстоятельств его жизни.

Все произошло случайно. Люциус был пьян, Северус оказался рядом, шутки Малфоя по поводу невинности нелюдимого, злого, как волчонок, мальчишки, плавно перешли в намерение его этой самой невинности лишить. Намерение спонтанное и продиктованное исключительно действием алкоголя, после Малфой удивлялся, как такое вообще пришло ему на ум, ведь ранее к Снейпу он не испытывал никаких эмоций, кроме брезгливой жалости.

Возможно, ничего не произошло бы, окажи Северус хоть минимальное сопротивление. Но при первом же пьяном поцелуе он замер, кажется, даже дышать перестал. А спустя мгновение уже отвечал – неумело и жадно. Так, что Люциус даже сквозь винный морок сумел удивиться неожиданной прыти смешного девственника. Тогда, отстранившись, он увидел в широко распахнутых черных глазищах столько испуганного ожидания, тоски по чужой ласке и болезненно – сильного желания, что кровь застучала в висках, а собственное вожделение сделалось невыносимым. Никогда раньше он не встречал подобной смеси невинности и готовности отдаться, искреннего удивления нежности другого человека. Это пьянило не хуже вина, и он накинулся на распростертое под ним худенькое тело.

А на следующий день Северус пришел к нему и, отводя взгляд, заявил, что, не смотря на вчерашнее, он не любит Люциуса, а любит другого человека, девушку. Не требовалось особой проницательности для того, чтобы угадать, кого он имеет в виду. Разумеется, рыжую Эванс, жену аврора Поттера, за которой так смешно пытался ухаживать в школе.

Малфой слушал, и брови его ползли вверх от удивления. Снейп, выходит, принял пьяную похоть за проявление страсти, любви?

- Ты с ума сошел, Сев? – прервал он странный монолог. – Я переспал с тобой случайно, каюсь, переборщил вчера с вином. О какой любви речь?

Северус поднял глаза.

- А, - произнес он. – Понятно.

Возможно, Люциусу показалось, но на лице паренька читались разочарование и обида. Расстроен тем, что его первый секс стал для партнера лишь случайным эпизодом? И это после рассуждений о большой любви! Или, на самом деле, его монолог был затейливым способом выяснить, какие чувства испытывает к нему Малфой? Очень похоже на Снейпа!

- Не глупи, Сев, - сказал Люциус с улыбкой. Неожиданный любовник вызывал удивление и жалость одновременно. – Для таких вещей любовь не нужна. Да и для брака тоже. А если захочешь продолжения, попроси. Вдруг я буду в настроении. Только голову перед этим помой.

Он шутливо дернул Снейпа за сальную прядь, тот отбросил его руку, прошипел что-то злобное и пулей вылетел из комнаты под смех Малфоя.

Повторилось все через две недели. Северус ни о чем не просил, но целый вечер прожигал Малфоя голодным и одновременно злым взглядом. Не утащить его, сопротивляющегося и шипящего в адрес Малфоя всякие мерзости, в одну из гостевых спален, было просто не возможно.

В ту ночь юный Снейп удивил Люциуса силой вырвавшейся на свободу страсти, смесью желания и ненависти к самому себе за слабость, от которой не в силах отказаться. А еще странной для замкнутого паренька благодарной отзывчивостью к ласкам. Ради таких ощущений имело смысл абстрагироваться от невзрачной внешности любовника.

Встречи их были редки, но регулярны. Опытный Малфой понимал: для того, чтобы очарование не исчезло, следовало держать Северуса на голодном пайке. Единственным, ради чего стоило сохранять эту связь, было терпкое сознание того, что он, Люциус, способен без каких-либо жертв со своей стороны подарить человеку наслаждение, в котором ему отказывают все остальные.

Их связь продолжалась до женитьбы Малфоя. Нарцисса была прелестна, умна и чиста, и Люциус не хотел осквернять их брак интрижкой, которой втайне стыдился. Снейп на прекращение свиданий никак не отреагировал, только сделался еще мрачнее. Вне постели они продолжали общаться по-старому, впрочем, отношений своих они и раньше не обсуждали. Когда родился Драко, именно Северус был выбран на роль крестного. Не случайно. В замкнутом полукровке уже тогда чувствовалась какая-то особая надежность, некий стальной стержень, позволявший ему выстоять там, где ломались более сильные.

Отношения возобновились спустя год после неожиданного исчезновения Лорда. Все они тогда изменились и повзрослели на целую жизнь. Стал другим и Северус, но главное, что привлекало Малфоя, осталось неизменным – глубоко запрятанная под личиной внешней холодности судорожная тоска по чужой близости, не терявшая с годами своей остроты, а обретающая иной, терпкий вкус, как старое вино.

Бывали вместе они редко, иногда не чаще раза или двух в год, никогда предварительно о свиданиях не договаривались и не вспоминали о них после. Люциус почти наверняка знал, что кроме этих коротких встреч, ни одной продолжительной связи в жизни Снейпа не было. Да и непродолжительной тоже. Самое большее – редкие походы в бордель. Мужской или женский. Странно, Малфой не был уверен даже в ориентации Северуса. Хогвартский зельевар просто спал с тем, кто ему это предлагал. Самого же Снейпа в роли соблазнителя он не мог представить при всем желании. Даже Люциуса он о близости никогда не просил. Но и не отказывал ни разу. До вчерашнего дня.

При воспоминании о досадном эпизоде Люциус поморщился. Определенно, без тощего тела старого не то приятеля, не то любовника, он мог обойтись. Но к отказам, как типичный представитель рода Малфоев, относился болезненно.

Впрочем, сейчас перед ним стояла куда более серьезная проблема. Следовало доставить Поттера в большой зал в подобающем для торжественного приема виде.

Вздохнув, Малфой поправил галстук и отправился в комнату, где уже сутки ждал решения своей участи Поттер.

Петтигрю ждал его у двери. Люциус снял запирающие чары и прошел внутрь. Мальчишка сидел на скомканной постели, подтянув колени к подбородку. Разумеется, он даже не подумал переодеться в доставленные утром вещи. Глаза из-за стекол глупых очков смотрели сердито и напряженно. Выглядел он увереннее, чем вчера. Как и следовало ожидать, уютная комната вместо сырых подземелий и вкусная еда подействовали на него ободряюще. Люциус вздохнул. Какими бы не были планы Лорда в отношении Поттера, следовало припугнуть сопляка с самого начала. А теперь с ним приходится возиться ему, Малфою.

- Почему ты не переоделся? – спросил он строго.

- Да пошел ты! - ответил ему Поттер вполне предсказуемо. Ведь грубить Лорд ему не запрещал. Здесь требовались более жесткие меры.

- Ступефай! – Люциус резко выбросил вперед руку с палочкой. Поттер, не ожидавший нападения, даже не попытался увернуться и завалился на спину.

- Слушай внимательно, - Малфой склонился над обездвиженным подростком. – Сейчас я отменю заклинание. Если через пять минут ты не соизволишь сменить свои лохмотья на приготовленную для тебя одежду, я снова обездвижу тебя и позову Хвоста. Уверен, что он справится с твоим переодеванием. Фините инкантатем!

Поттер вскочил с кровати. Он сжимал кулаки, глаза пылали ненавистью, и Люциус благоразумно сделал несколько шагов назад. Браслет браслетом, но гриффиндорская привычка сначала действовать, а потом думать, известна всем. Разумеется, он справится с безоружным мальчишкой, да и Питер стережет дверь, но лишних проблем все равно не хотелось.

- Так что предпочитаешь? - спокойно спросил он, поигрывая палочкой.

Возмущенно сопя, Поттер бросил злой взгляд на приготовленную для него мантию, как будто перед ним была ядовитая змея. Хотя со змеями, по слухам, он как раз ладил.

- Может быть, все-таки выйдете, пока я буду переодеваться? – голос его подрагивал от возмущения.

- Можешь привести себя в порядок в ванной.

Поттер пробормотал про себя что-то, судя по всему, нецензурное, сгреб вещи в охапку и поплелся в ванную.

- Не копайся долго, - приказал Малфой.

Но Поттер вернулся неожиданно быстро. Странно, если учесть, что впереди его ждала встреча с Темным Лордом. В чем-то Люциус мог его понять. Ожидание иной раз бывает хуже того, что уже свершилось.

Питер постарался - мальчишка выглядел вполне прилично. Темно-синяя парадная мантия, дорогие ботинки. Только шевелюра, как всегда, больше похожа на птичье гнездо, да дурацкие очки портят вид.

- Идем, - сказал он, пропуская пленника вперед.

- Интересно, вернусь я сюда? – вдруг спросил Поттер отстраненно, словно речь шла о ком-то другом.

- Не знаю, - равнодушно ответил Люциус. – Иди же, не стой истуканом.

Они вошли, когда в гостиной уже собрались приглашенные. Люциус огляделся. Дорогая старинная мебель, помнившая прежние поколения Малфоев, была бесцеремонно сдвинута к стенам, помещение освещал огонь, пылавший в огромном мраморном камине и не меньше полусотни факелов.

За длинным, пышно убранным столом разместились несколько десятков людей – ближайших подданных Лорда. Меж ними сновали малфоевские домовики, наливая вина, поднося блюда с едой.

Сам темный властелин восседал во главе стола, на плечах его уютно устроилась огромных размеров змея. Люциус недовольно отметил, что по левую руку от себя он усадил Снейпа. Лорд что-то говорил ему, тот спокойно отвечал. Кажется, Темному Лорду нравилась манера поведения Северуса - почтительная, но не подобострастная.

Беллатрикс сидела довольно далеко от своего кумира, мрачная, как зимняя ночь. Это значило, что сегодня она обделена вниманием господина.

Люциус встретился глазами с сыном. Тот был непривычно бледен и переводил взгляд с отца на Поттера. Нарцисса, тоже бледная и осунувшаяся, с темными полукружьями под глазами, успокаивающе поглаживала Драко по плечу. Малфою стало больно за семью, еще недавно счастливую и благополучную.

- Ты опоздал, Люциус, - произнес Лорд, поднимая бледное лицо. От его взгляда по спине Малфоя пробежали мурашки.

- Простите, мой Лорд, - сказал он, низко кланяясь. Не так был глуп, чтобы начать оправдываться упрямством Поттера.

- Прощаю, Люциус. Господа, сегодня у нас в гостях несколько человек, общество которых, уверен, будет вам интересно.

Вот и первый, пожаловавший нас своим присутствием. Знаменитый Гарри Поттер. Прошу любить и жаловать, - он несколько раз хлопнул в ладоши. Люди за столом расхохотались, раздались не стройные аплодисменты.

Красные глаза с вертикальными прорезями зрачков на голом, змееподобном лице сияли откровенным торжеством.

- Гарри, подойди ко мне, - сказал он мягко, словно и в самом деле приглашая усталого путника разделить с ним трапезу.

Спотыкаясь, потирая шрам, Поттер медленно направился к Лорду. Странно, но сидящие за столами не оборачивались, когда мальчишка проходил за их спинами. Люциус почувствовал нараставшее в гостиной напряжение. Присутствующие хорошо знали, чего можно ожидать от Лорда по отношению к поверженному врагу.

Решив, что самое время исчезнуть со сцены, Малфой прошел к своей семье и занял свободное место подле Нарциссы. Жена посмотрела на него вопросительно и тревожно, Люциус погладил ее руку, успокаивая.

- Садись, - указал Лорд на место подле себя.

Не поднимая глаз, Поттер исполнил приказание, усаживаясь на краешек стула и отодвигаясь как можно дальше от своего страшного соседа.

- Ты слишком робок, Гарри. Признайся, ты стесняешься? А может быть, ты боишься меня? Неужели моя догадка верна, и Золотой мальчик, на которого делал ставку ваш покойный директор, всего лишь жалкий трусишка?

При упоминании Дамблдора Поттер дернулся, как будто кто-то прижег его зад каленым железом, в упор уставился на Лорда, словно надеясь уничтожить того полным бессильной злости взглядом.

- Не смей говорить о нем!

- О, у нашего малыша прорезался голосок, - ничуть не смутился Лорд, кажется, довольный продолжением спектакля. – Как жаль, у знаменитого Гарри Поттера отвратительные манеры.

Северус, вынужден сделать тебе выговор. Вы совершенно не уделяете внимания воспитанию подрастающего поколения. Придется мне заняться вашей работой.

Снейп, до этого момента безучастно поигрывавший вилкой, кивнул.

- Знаешь, Поттер, в прежние времена молодежь в первую очередь учили смирению и почтению к старшим. Ты нагрубил гостеприимному хозяину и должен быть наказан. Круцио!

Стул опрокинулся, мальчишка с криком упал на пол, корчась в судорогах боли. Люциус заметил, как Снейп брезгливо подобрал парадную мантию. Драко рядом еле слышно охнул.

- Фините Инкантатем. Что, Гарри, достаточно? Осталось как следует попросить меня о прощении.

Поттер, тяжело дыша, поднимался с пола. Из уголка рта стекала струйка крови, видимо, он прикусил губу.

- На колени!

Мальчишка послушался – браслет не оставлял ему иной возможности.

- Целуй мою руку, - Лорд протянул длинные белые пальцы. – Что же ты?

Поттер медлил. Стоял на коленях и смотрел на мучителя.

- Гарри, ты помнишь, чем чревато неповиновение? Один из твоих товарищей -грязнокровок сейчас упадет без памяти где-то на территории вашей любимой школы.

Мальчишка охнул, схватившись за браслет.

- Целуй! – приказал Лорд грубо.

Медленно, словно на повторном просмотре в оминокле, Поттер склонился к его руке, коснулся губами бледной кожи и тут же с отвращением отпрянул.

- Молодец, понятливый мальчик, - похвалил Лорд, явно наслаждаясь устроенным спектаклем. За столами раздался гогот, в котором наслаждение унижением врага мешалось с облегчением.

- Ненавижу тебя, ублюдок! – выкрикнул Поттер громко. Люциус невольно покачал головой. Вот безумец!

- Поучил бы тебя еще, однако сейчас это не входит в мои планы, - серьезно сообщил ему Лорд. – При случае обязательно продолжим. А сейчас я приказываю тебе молчать и не подавать каких-либо иных знаков, пока я не отменю свой приказ. Все понятно?

Поттер нехотя кивнул.

И тут Лорд сделал то, что заставило многих из присутствующих удивленно приоткрыть рты. Достал из кармана широкой мантии носовой платок и стер кровь с лица Поттера. Тот в испуге отшатнулся, а Лорд невозмутимо убрал платок обратно в карман.

- Садись, - приказал он. - Можешь есть, пить. Ты у меня в гостях, - Лорд с видом гостеприимного хозяина жестом подозвал эльфа, тот торопливо налил Поттеру вина, положил что-то на тарелку. – Но помни о моем приказе. Ни слова, ни жеста без моего разрешения. Слышал, ты змееуст? Если соскучишься, можешь поговорить с Нагини.

Последняя реплика Лорда утонула в грубом хохоте, он довольно погладил змею, чуть слышно зашипевшую от ласки хозяина. Поттер бросил на нее быстрый взгляд. Видимо, в самом деле, понимал язык змей. Люциус покачал головой. Невероятно!

- А теперь наш следующий гость, - Лорд широким жестом указал на двери. Обернувшись, Люциус увидел странное трио.

Эйвери сопровождал безвкусно завитую белокурую женщину в кричащей ядовито-фиолетовой мантии и высокого молодого человека с похожим на маггловский фотографическим аппаратом. Оба были крайне бледны, ярко накрашенные губы женщины подрагивали, полные пальцы нервно теребили сумочку из крокодиловой кожи. Ее ошеломленный взгляд скользил по лицам присутствующих.

- Рита Скитер - звезда скандальной прессы. Мерзавка и лгунья, - Лорд слегка улыбнулся тонкими губами. – И, благодаря этим замечательным качествам, чрезвычайно полезный для любой власти человек. Надеюсь, вам не доставили слишком больших неудобств? Пришлось прибегнуть к маленькой хитрости, чтобы вы оказались здесь, зато я обещаю вам сенсацию, которая сделает вас самой популярной журналисткой в Магической Британии.

- Так вы отпустите нас? – хрипло спросил молодой человек.

Лорд чуть заметно улыбнулся. Этого знака хватило, чтобы сидящие за столами глумливо засмеялись.

- Вот видите? Нас считают монстрами, - сказал Лорд с нарочитой грустью в голосе. – А, между тем, мы всего лишь люди, желающие процветания Магической Британии. Мы не убиваем представителей свободной прессы. Вам понятно, Рита?

И Скитер и фотограф испугано закивали.

- Итак, обещанная сенсация! Смотрите, Рита, смотрите и запоминайте. Гарри Поттер, которого ваши коллеги долго называли моим главным противником, Гарри Поттер, в покушениях на жизнь которого меня регулярно обвиняли, добровольно присоединился к нам, вдохновленный нашими идеями. Не скрою, меня радует сей факт. Гарри – сильный волшебник, у него большое будущее, но ему необходимо руководство взрослого опытного мага.

Лорд положил руку на плечо Поттера, тот даже не шевельнулся. Так и сидел, не поднимая головы от скатерти.

- Ну же, Гарри, встань.

Мальчишка, чуть заметно кривясь от боли, которую, по-видимому, причинял браслет, нехотя поднялся с места.

- Не стесняйся, - Лорд отечески похлопал его по спине. – Думаю, этот исторический момент надо запечатлеть. Юноша, прошу!

Дрожащими руками фотограф освободил фотоаппарат из кожуха, опасливо косясь на Нагини, устроившуюся на спинке кресла Лорда, подошел ближе, нацеливая объектив.

- Гарри, подними голову, - велел Темный Лорд, приобнимая юношу за плечи.

Несколько раз щелкнула вспышка, фотограф поспешно ретировался за спину Скитер.

- Садись, - разрешил Лорд Поттеру. – Итак, мисс Скитер, вы видите, что многочисленные инсинуации о моей кровожадности - наглая ложь. Я даже не претендую на власть в Магической Британии – нынешний Министр меня вполне устраивает. Однако вы можете написать, что я, как и полагается чистокровному английскому магу, принимаю близко к сердцу все, происходящее в моей стране.

- Значит ли это, что вы позиционируете себя в качестве влиятельного независимого политика? – робко спросила Скитер, и Люциус покачал головой. Поистине, отважная женщина!

- Добавьте: «Мой Лорд», - тихо подсказа ей Эйвери.

- Мой Лорд.

Тот, к кому она обращалась, посмотрел на нее с неподдельным интересом, как на редкое насекомое.

- Влиятельного независимого политика? Да, так и напишите, Рита. Именно. Уверен, вы знаете, как надо написать, чтобы мы остались довольны друг другом.

При этих словах Скитер вжала голову в плечи, но, не смотря на очевидный страх, пропищала:

- Вы можете обозначить политические силы, которые возглавляете?

- Разумеется, мисс Скитер. Я и мои последователи, включая мистера Поттера, ратуем за сохранение традиций Магической Британии, поддержку чистокровных магических семей, которые являются истинными носителями магических способностей, за контроль над обучением молодых магов, за жесткую политику в отношении тех, кто, не являясь волшебником, обманом намеревается овладеть приемами магии. Таких, как вы знаете, в последние годы появилось не мало. Я рад, что нынешний состав Министерства уделяет внимание этой проблеме. Как видите, цели самые благородные, и это понимают лучшие и достойнейшие люди нашей страны, - он обвел рукой зал. – А теперь позвольте попрощаться с вами, мисс Скитер. Не обижайтесь, что не приглашаю вас присоединиться к нам за столом. У нас тут небольшое событие, которое мы предпочитаем отпраздновать в узком кругу, без представителей прессы.

- Да, мой Лорд, - с готовностью закивала Скитер. Люциус догадывался, что она не горит желанием разделить их трапезу.

- Прощайте, - он сделал знак Эйвери. Тот достаточно грубо подтолкнул журналистов к выходу.

- Ну вот, Поттер, - обратился Лорд к мальчишке. – Завтра выйдет «Ежедневный пророк», и все узнают, что ты теперь со мной, разделяешь мои взгляды и убеждения. Твои друзья, ваш жалкий Орден Феникса, который сделал тебя своим символом, будут считать Золотого мальчика трусливым предателем, испугавшимся за свою шкуру. Скажи, зачем мне тебя убивать? Делать из тебя мученика и героя, отдавшего жизнь за идею, когда одна газетная статья с надлежащими фотоснимками способна уничтожить миф о Мальчике - который - выжил?

Кстати, о друзьях! Хвост, позови Уолдена!

Петтигрю сполз со своего кресла в середине стола и торопливо поспешил к выходу.

- Пока Питер выполняет поручение, предлагаю поднять тост за свободную прессу! – Лорд поднял массивный серебряный кубок, сделал глоток. – За силу, которая при разумном использовании, бьет сильнее Авады.

- Почему ты не пьешь? - обратился он к Поттеру. Тот бросил на Лорда полный отчаянной ненависти взгляд. – Не драматизируй ситуацию, Гарри. Умные люди решат, что ты поступил, как расчетливый, самостоятельный человек. Глупцы же, вроде твоих бывших друзей, не должны тебя интересовать. Да, а вот и они! Макнейр, подойдите ближе, чтобы молодые люди смогли получше рассмотреть моего нового соратника.

Люциус, смотревший, как и большинство прочих, на Лорда, увидел, как заалели щеки Поттера, как тот прикусил губу и уставился на вошедших только что. Макнейр и Петтигрю крепко удерживали за плечи долговязого рыжего Уизли и грязнокровку Грейнджер. О дружках Поттера Малфой знал от сына – тот постоянно жаловался на этих недоумков. В обществе одетых с иголочки магов, они смотрелись нелепо – в маггловских тряпках, с всклокоченными волосами, Уизли отвратительно сопел, что, по-видимому, должно было обозначать крайнюю степень возмущения. Руки их были связаны за спиной. Оба испугано и ошеломленно смотрели на Поттера, Темного Лорда и Нагини.

- Ты был так не внимателен к своим друзьям, Гарри, что не удосужился объяснить им, куда идешь и отсоветовать разыскивать тебя, - обратился Лорд к Поттеру. - Не обнаружив тебя, они бросились на поиски. И, что закономерно, почти сразу сделались моими гостями. Жаль, что пришлось применить силу – гриффиндорцы так упрямы! А я всего лишь собирался продемонстрировать им, что с другом все в порядке. Он всего лишь решил присоединиться ко мне. Разумное решение, достоянное не мальчика, но мужа.

- Вы лжете, - выкрикнула со слезами в голосе грязнокровка. – Вы заставили его, я знаю. Он под Империусом, да?

Рыжий дернул ее за рукав. Что ж, чистокровные маги просто обязаны обладать некоторой долей разума, даже если они носят отвратительную фамилию Уизли.

- Нет, моя безрассудная девочка, - Лорд стремительно скользнул к грязнокровке, приподнял ее подбородок тонкими бледными пальцами. – Ты же лучшая ученица, как я слышал? Где ты видишь признаки Империуса? Расфокусированный взгляд, почти блаженное спокойствие?

Смотри, ему стыдно перед вами. Он почти плачет. Так, Гарри?

Мальчишка сидел, опустив глаза, подбородок его подрагивал. Время от времени он машинально тер шрам.

- Где следы пыток, принуждения? – продолжал Лорд. – Нет, все проще. Поттер сам явился ко мне, испугавшись за свою жизнь. Ему был послан ультиматум, и он решил поступить благоразумно.

- Я вам не верю, - твердо сказала девчонка, старательно отводя взгляд от страшного змееподобного лица.

- Ты смелая девочка, - усмехнулся Лорд. – Думаешь, я убью вас? Буду пытать?

- Амикус, Алекто! - окликнул он Кэрроу. – Доставьте юных магов в Хогвартс. Согласно указу министерства, все юные британские маги должны пройти обучение в школе магии до получения диплома.

Кэрроу с готовностью поднялись со своих мест.

- С мисс Грейнджер поступите согласно указу, регламентирующему правила обучения несовершеннолетних магглорожденных, - добавил Лорд. – Прощайте, мои юные друзья. От души желаю вам не возвращаться в этот дом.

За столом раздался дружный хохот.

- Вот, Поттер, видишь, как все просто? – обратился Лорд к мальчишке. – Ни Авады, ни длительных пыток, ни прочих ужасов, которые любят пересказывать у вас в Ордене. Один вечер, несколько встреч – и тот Гарри Поттер, о котором с придыханием говорили приспешники твоего любимого Дамблдора, уничтожен. Зато есть новый Поттер – предатель и трус, на которого никто не поставит и кната. У него не осталось ни сторонников, ни друзей. Зато у него есть перспектива новой жизни, служения мне. Я не предлагаю его тебе, Поттер. Я просто заставлю тебя идти по этому пути. Выпьем за нового Гарри Поттера стоя!

Зазвенели бокалы, Лорд поднял кубок.

- Встань, - приказал он Поттеру. Тот, не поднимая головы, поднялся из-за стола. Мальчишка сутулился, казалось, на его плечи только что сбросили тяжелый груз. Лорд вложил в его руку бокал. – Пей, Поттер! До дна.

Мальчишка подчинился, двигался кадык на тонкой шее, он судорожно глотал вино. Едва он отнял бокал от дрожащих губ, Лорд резким движением выхватил его из руки мальчишки и швырнул на пол. Богемский хрусталь со звоном разлетелся на множество осколков, Нагини на спинке кресла недовольно зашипела.

- Можешь сесть, - сказал он Поттеру.

- Мой Лорд, простите, важное известие! – в дверях появился Грейндбек. Лорд поморщился – оборотень, не смотря на все свои заслуги, не был допущен к общему столу.

- Что случилось?

- На юге Шотландии убито несколько наших людей. Подозревают местных магглорожденных, у которых были конфискованы палочки.

Стремительно развернувшись, Темный Лорд направился к выходу и скрылся за закрытыми дверями.

Как это всегда бывало во время его отсутствия, даже не продолжительного, люди расслабились, стали переговариваться, кто-то потянулся за вином. Драко, перегнувшись через сидевшую между ним и отцом Нарциссу, стал рассказывать Люциусу что-то о новых хогвартских порядках. Так, что старший Малфой не сразу уловил, что происходит что-то из ряда вон выходящее.

Послышалось свистящее шипение, источника которого он в начале не понял, но поймал внимательный и встревоженный взгляд Снейпа в сторону Поттера, кажется, Северус окликнул его. А в следующий миг огромной, страшной, извивающейся массой метнулась в сторону мальчишки змея Лорда, он увидел Снейпа, падающего куда-то назад и вбок, и увлекающего за собой Поттера, услышал звук падающих стульев и испуганные крики, женский визг. Стук открывающейся двери, громкое, оглушающее шипение Лорда, шорох длинного, кажется, бесконечного тела Нагини, спешащей на зов хозяина. Взметнулась в воздухе серебристо-черная мантия, Темный Лорд с палочкой наперевес бросился к своему заклятому врагу и одному из любимых слуг.



Глава 3Глава 4Глава 5


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni