Человеческий фактор

АВТОР: toma-km
БЕТА: Mara

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Война закончена, Волдеморт уничтожен, Магическая Британия постепенно возвращается к мирной жизни. Но победа – результат действий, интересов и желаний отдельных людей.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: АУ, ООС, МПРЕГ, принуждение, НЖП, POV нескольких персонажей.


ОТКАЗ: Ни на что не претендую.




Глава 8

Пленник Нурменгарда

Сентябрь, 1997 год

Северус все-таки уснул в ту ночь. Спустя несколько минут после ухода Малфоя он встал, оделся, привел в порядок разоренную постель - недвусмысленное свидетельство произошедшего недавно и в течение двух часов мерил шагами комнату, в любую минуту ожидая возвращения Поттера. Еще вечером он приказал домовику доставить сюда необходимые зелья из запасников Малфой-Менора. Зная нрав Темного Лорда, можно было ожидать возвращения Поттера в любом, самом плачевном, состоянии.

Ожидание выматывало неимоверно, и в начале пятого Северус, измученный неизвестностью, практически упал в глубокое кресло у окна. Почти сразу он забылся тяжелым, муторным сном, в котором присутствовали Нагини, Поттер и Рита Скитер, отчего-то говорящая на парселтанге.

Хвост привел Поттера в восемь. Северус, резко выброшенный из мира сновидений, еще не до конца понимая, где находится, вскочил и инстинктивно схватился за палочку. А в следующий миг с трудом сдержался, чтобы не броситься к Поттеру. Остановило его только присутствие Петтигрю.

- Ты свободен, Хвост, - сказал он холодно.

- Как прикажете, - маленькие глазки сверкнули злорадным пониманием. Петтигрю совершенно точно не собирался забывать, кто встал у него на пути к желаемой награде.

- Что, профессор, вы следующий? - ядовито поинтересовался Поттер, проходя в комнату. Обращение «профессор» он выделил особо.

Выглядел Поттер... нормально. На удивление нормально для человека, проведшего ночь с Волдемортом. Конечно, темные круги под глазами, растрепанные сильнее обычного волосы, кое-как застегнутая мантия, наливающийся синим кровоподтек шее, лучше всяких слов свидетельствовали о том, чем он занимался вчера. Но ни характерных признаков пыток и истязаний, ни особой изможденности, следующей за сильной физической болью. Обычный подросток после бурно проведенной ночи. Достаточно злой и бодрый, чтобы говорить гадости.

- Нет, я здесь не за этим, мистер Поттер, - сдержано ответил Северус. - Лорд приказал мне позаботиться о вашем здоровье.

- А, - бросил Поттер равнодушно, снимая очки и укладывая на полку. Не развязывая шнурков, сбросил ботинки, стянул носки, прошлепал мимо Снейпа босиком в ванную.

- Поттер! - окликнул его Северус. Пошел вслед за ним, встал в дверях. Мальчишка, склонившийся было над раковиной, повернулся, зло сощурил зеленые глазищи.

- Что еще?

- Как ты себя чувствуешь?

- Замечательно, - выплюнул Поттер.

- Перестань юродствовать! - прикрикнул Снейп. - Говори, у тебя болит что-то?

Поттер сделал шаг вперед, сложил руки на груди.

- Если ты о моей заднице, Снейп, она цела. Все остальное тоже. Что тебе еще нужно? Подробности? Пополнить твой список фантазий для дрочки?

- Замолчи!

- Разочарую - ничего интересного. У вашего Лорда посредственно с эрекцией и отвратительно с фантазией - хватило только на то, чтобы подергаться на мне по-собачьи минуты три. Кстати, я жутко замерз. У него почему-то нет одеял. А провести всю ночь голышом под тонкой простыней в этом фамильном склепе, знаешь ли, не слишком приятно. Так что лучше дай мне огневиски.

- Обойдешься. Ты и так не в себе, - отрезал Снейп. Слова Поттера били наотмашь. Он ожидал чего угодно: слез, упреков, истерики. Только не этой циничной, презрительной грубости подростка, душу которого вытоптали измазанной навозом обувью.

- Ладно, обойдусь, - легко согласился тот. - Может быть, все-таки уберешь свой длинный нос отсюда? Я хочу помыться и сходить в туалет. Или я должен делать это при тебе?

Не дожидаясь ответа, Поттер резко стянул мантию через голову, оставшись в одних трусах. Тело было сильным и загорелым, как Северус и представлял в своих ночных бдениях. На смуглой груди выделялись аккуратные соски, от пупка к резинке трусов спускалась темная дорожка жестких волос. Чуть выше локтя красовался фиолетовый синяк, на бедре - свежая царапина.

- Что, дальше? - поинтересовался Поттер. - Мало тебе, Нюнчик? Сейчас будет все!

Хоть полюбуешься...

И потянул вниз хлопковые трусики.

- Перестань паясничать, малолетний идиот! - рявкнул на него Снейп и сделал то, о чем позже ни минуты не жалел. Размахнулся и отвесил мальчишке увесистую пощечину. Тот от неожиданности охнул, схватившись за щеку, а Северус, развернувшись на каблуках, вышел из ванной, громко хлопнув дверью.

В сердце клокотала горькая, жгучая ярость. Он чуть с ума не сошел, метался из угла в угол этой чертовой комнаты всю ночь, воображая всякие ужасы, пытки, которым подвергает Поттера Лорд, он остался здесь, рискуя навлечь подозрения слишком истовым интересом к судьбе мальчишки, а мерзавец смеет откровенно унижать его!

И где опороченная невинность, о которой скорбел Северус? Да на сопляке, судя по его поведению, пробу ставить негде!

Эта мысль причинила еще большую боль, как будто отняли что-то обещанное и дорогое. Сам он потерял невинность достаточно поздно и, отчего-то, считал, что у Поттера все должно происходить так же. Только забыл о том, что тот - герой магического мира, избалованный всеобщим вниманием, да к тому же еще и хорошенький, в отличие от него тогдашнего - жалкого заморыша, который еще долго не расстался бы с невинностью, если бы не пьяная прихоть Люциуса Малфоя.

Хотя, по сути, это было даже смешно. В любом случае, он никогда не питал даже отдаленной надежды воспользоваться неопытностью Поттера.

Снейп нетерпеливо поглядывал на часы. Прошло десять минут, пятнадцать, двадцать. Вполне достаточно, чтобы закончить все гигиенические процедуры. Ровно через полчаса он постучался в дверь ванной.

- Поттер, у тебя все в порядке?

Ответом ему был лишь шум льющейся воды.

- Поттер, открой!

Ни звука.

Не размышляя больше ни секунды, он достал палочку.

- Алохомора!

Поттер сидел в наполненной мыльной водой ванной, подтянув колени к подбородку, из

отвернутого крана текла вода.

- Поттер, вылезай! - потребовал Снейп резко. - Хватит купаться.

Тот повернул голову, лицо было злым и заплаканным.

- Что, Снейп, решил все-таки полюбоваться? Вот скажу Волдеморту, что ты ко

мне приставал!

- Вы на правильном пути, - сдержано ответил Северус и вышел из ванной.

Через минуту он вернулся с двумя флаконами, стараясь не смотреть вниз, склонился к все еще сидевшему в воде Поттеру.

- Пей!

- Что это?

- Обезболивающее и успокаивающее.

- Убери от меня свою отраву!

- Пей! - Снейп довольно грубо схватил подростка за плечо.

- Убери от меня руки, грязный ублюдок!

Северус не стал пререкаться, просто зажал нос мальчишки двумя пальцами. Тот забился, пытаясь освободиться, обдавая мантию Снейпа фонтаном брызг и мыльной пены, но хватка была железной. Наконец, Поттеру пришлось открыть рот, чтобы вздохнуть, и Северус быстро влил в него зелья.

- Подонок, - кашляя, пробормотал Поттер. - Ты хуже Волдеморта, ты...

- Избавьте меня от очередной истерики, - оборвал его Снейп. - Если что-то понадобится, скажите мистеру Малфою, он вызовет меня. Флакон с обезболивающей мазью я оставил на прикроватной тумбочке. Это на случай, если какая-нибудь из следующих ночей с Темным Лордом окажется менее удачной, - едко добавил он, со стуком захлопывая за собой дверь.

На душе было гнусно. Он искренне переживал, стремился помочь, облегчить страдания. Его же смешали с грязью. Понятно, что Поттер был неадекватен и зол на него за произошедшее вчера, ясно также, что мальчишка всегда ненавидел его и сейчас считает предателем, но такого отношения Северус не ожидал даже от него. «Пусть выкручивается, как хочет», - подумал он устало. Исчезнуть бы куда-нибудь отсюда навсегда! Связи с Дамблдором нет с середины лета, Поттер, на которого делал ставку директор, в ловушке, из которой Снейп не видит выхода, власть в Магической Британии, и, соответственно, Хогвартсе на данный момент принадлежит Темному Лорду. Битва, по сути, проиграна. Стоит ли продолжать этот фарс?

- Как отдыхал, Снейп? - навстречу вышел Люциус. Одет, как всегда, с иголочки, но бледен, под глазами тени. - Как там Поттер?

- Отмокает в ванне, - буркнул Снейп. - Я дал ему успокаивающее, надеюсь, хотя бы на несколько часов он угомонится.

- Как он после Лорда? - спросил Малфой с интересом. В его интонациях было столько грязновато - праздного любопытства, что Северусу захотелось ударить любовника. «Бывшего любовника», - поправился он. Даже если Люциус об этом не догадывался, Снейп все уже решил сегодняшней ночью.

- Замерз и не получил удовольствия от полового акта вследствие его малой длительности, - ответил он сдержано. - Ты не знаешь, кстати, почему Лорд спит без одеял?

- Мерлин меня упаси – вникать в такие подробности! - поднял брови Люциус и переспросил удивленно, не сразу осознав услышанное. - Что?! Как это? Всего лишь замерз?! Сев, ты шутишь?

- Нет, - ответил Снейп, наслаждаясь эффектом. - Ничуть.

- Слушай, Сев, мне довелось присутствовать при нескольких эпизодах, - Малфой скривил губы. - Та глупенькая аврорша, бросившаяся на защиту магглов, после ночи с Лордом была… в общем, Авада стала ей избавлением. А Поттер, значит, в порядке? Что же это происходит, Сев?

- Не знаю, - покачал головой Снейп. - Отпусти мой рукав, Люциус, мне пора в Хогвартс.

* * *

- За умышленную неявку в школу к началу учебного года с каждого из вас снимается по пятьдесят баллов. Каждому я назначаю полгода субботних отработок. Детали вам объяснит мистер Филч, - Снейп равнодушно чеканил слова, не глядя на тех, кого отчитывал. Уизли и Грейнджер стояли молча, опустив глаза, зато большинство учеников сверлили его ненавидящими взглядами. - Мисс Грейнджер сразу после завтрака должна пройти в кабинет своего декана, где к ней будут применены меры, согласно указу министерства.

Яксли по соседству довольно хмыкнул, Северус брезгливо покосился на него. Директор слишком хорошо догадывался, почему именно этот министерский чиновник вызвался поставить метку Грейнджер. Мерзавец не сводил глаз с гриффиндорского стола, с места, где сидела рыжая девчонка Уизли - прошлогодняя пассия Поттера. Со странной для человека его лет мстительностью Снейп подумал о том, догадывается ли она, что Поттер, по-видимому, не брезговал отношениями со своим собственным полом.

- Еще одно объявление. Сегодня утром на стенах восточного крыла были обнаружены надписи, оскорбительные для министерства и руководства Хогвартса. Виновные пока не найдены, они будут обнаружены и понесут наказание в свой срок. Сейчас же объявляю вам, что поход в Хогсмит в ближайшие выходные отменяется, - он поднял ладонь, пресекая гул недовольства за столами. - В этом вините учеников, некстати увлекшихся живописью на стенах.

«Разумеется, однокурсники их не выдадут, - думал Снейп. - И гадать не надо - росписью занимались Лонгботтом, Уизли, Лавгуд, возможно, Финниган. По их вызывающе-идиотским физиономиям все видно невооруженным глазом». Взгляд остановился на Томасе. Тот сидел за одним столом с товарищами, еще бледный и осунувшийся. Снейп мысленно поразился глупости гриффиндорцев. По всем подсчетам Дин Томас должен был провести в больничном крыле не меньше недели.

О принципе действия меток Северус осторожно выспросил Лорда еще вчерашним утром. Метки были завязаны на браслете Поттера таким образом, что любое неповиновение прямому приказу Лорда влекло за собой двенадцатичасовую кому кого-нибудь из магглорожденных (браслет выбирал по своему усмотрению, то есть случайно). Если через двенадцать часов Поттер не исполнял приказание, кома продолжалась еще двенадцать часов. Через трое суток отмеченный умирал. Нарушение же Поттером прямого приказа Лорда влекло за собой немедленную смерть одного из магглорожденных. Система жестокая и почти идеальная, если и были в ней лазейки, Северус их пока не видел.

Официальные слова были произнесены, дети приступили к завтраку. Сегодня в Большом зале было особенно шумно. Ученики передавали друг другу свежие номера «Пророка», отчаянно жестикулировали, спорили. Слагхорн поинтересовался у Снейпа громким шепотом:

- Северус, это правда? – пухлым пальцем он ткнул в передовицу с большим портретом Поттера рядом с Волдемортом.

Снейп только пожал плечами.

Грейнджер увели сразу после завтрака – директор проследил за тем, чтобы все прошло без эксцессов. Во время ритуала наложения метки стало особенно противно – он всегда недолюбливал назойливую гриффиндорскую заучку, но ограничение магии такой, без сомнения, талантливой ведьмы, было отвратительно. Надо отдать должное отличнице – она вела себя сдержано, с достоинством, никак не демонстрируя возмущения происходящим. Только была чересчур бледна, да нижняя губа искусана до крови.

- Господин директор, в теплицах профессора Спраут напали на ученика, - в помещение просунул голову шестикурсник - райвенкловец.

- Иду, - Северус чертыхнулся про себя. Начинается! Война в отдельно взятой школе.

Пострадавший оказался пятикурсником – слизеринцем. Нападавших он не видел – его оглушили сбоку Ступефаем. Падая, он ударился головой о каменную скамейку.

Как понял Снейп, мальчишка сказал в большой компании что-то обидное о магглорожденных.

- Это гриффиндорцы, я уверен! – горячился он. – Проклятые защитники грязнокровок!

- Будьте осторожнее в публичных высказываниях, мистер Слейтер, - сдержано посоветовал пострадавшему директор. – Вы не хуже меня знаете о политической ситуации в Магической Британии.

Парень понимающе кивнул – его отец работал в министерстве, в отделе по контролю за магическими перемещениями.

- Проводите мистера Слейтера в больничное крыло, - обратился Северус к старосте пятого курса Слизерина, прибежавшего на место происшествия.

Возвращаясь назад, он думал о том, справится ли с волной ненависти и насилия, которые опутывали школу, подобно Дьявольским силкам.

У входа в замок Северус столкнулся с девчонкой Уизли. Вернее, она чуть не сбила его с ног, в последний момент шарахнувшись в сторону. Снейп обернулся ей вслед. Ученица явно была не в себе – раскрасневшаяся и растрепанная.

Причина поведения младшей Уизли обнаружилась в следующий момент в лице министерского чиновника Яксли. Воротник его мантии съехал набок, волосы были растрепаны, на щеке красовалась свежая царапина.

- Куда торопишься? – вкрадчиво поинтересовался профессор, придерживая коллегу по «клубу» за плечи.

- Отстань, Сев, - прорычал Яксли. - Вот стерва!

- Оставь это, - спокойно посоветовал Снейп. – Не нарывайся на неприятности.

- Святой Северус, да? Хочешь казаться чистеньким? – Яксли насмешливо посмотрел на профессора. – А не ты ли вчера выпрашивал Поттера у Лорда?

Снейп поморщился. Все уже знают. Что ж, этого следовало ожидать.

- Я предупредил тебя, Яксли, - сказал он жестко. – Моя школа – не бордель. Здесь и без того достаточно проблем.

Он вдруг почувствовал невероятную усталость. Не хотелось ничего – только добраться до своих апартаментов, упасть на кровать, забыться сном. И черт с ним со всем: с Яксли, с Волдемортом, с Хогвартсом, даже с Поттером.

* * *

Холодное северное море слегка штормило. Гребешки волн с шумом разбивались об отвесные берега одинокого острова, целиком занятого единственным строением – мрачной крепостью из серого камня. Впрочем, магглы, проплывавшие мимо на рыболовецких судах, вместо замка могли видеть лишь несколько одиноких скал причудливой формы, веками подтачиваемых морской водой.

Сильный ветер гнал по небу низкие серые тучи, досаждая магу в широком черном плаще, летевшему по направлению к острову, к самой высокой крепостной башне, к одному из крохотных окошек на самой вершине – почти щели, в которое при всем желании не смог бы протиснуться даже самый щуплый взрослый человек.

Однако, для путника, спустившегося на карниз, оно не стало преградой. Обернувшись черной змеей, он проскользнул по каменной кладке в тесную комнату – одиночную камеру, похожую на монастырскую келью.

Очень старый и очень худой пленник, съежившийся на топчане под тонким одеялом, обернулся на шум.

Его почти беззубый рот на морщинистом лице растянулся в страшноватой усмешке.

- Опять ты, Том, - проговорил он неожиданно звонким голосом, поднимаясь и усаживаясь на своем жалком ложе.

- Я же велел тебе не называть меня так, старик, - Волдеморт, вновь обернувшийся человеком, угрожающе поднял волшебную палочку.

- Я стану называть тебя так, как хочу, Том, - беззаботно парировал пленник. – Ты мой гость, причем гость незваный. И я, хоть и не в силах прогнать тебя, могу отказаться с тобой говорить.

- Позови охрану, - предложил Волдеморт.

- Зачем? Они, в сущности, не плохие ребята. А ты их убьешь.

-Убью. Но неужели, Геллерт, тебе не интересно то, что я могу рассказать? – спросил Волдеморт, усаживаясь на деревянный табурет в углу.

- Том, в первую очередь что-то интересно тебе. Потому ты и проделал этот путь, потому ты здесь. Рассказывай.

- Я поймал Поттера, - ответил тот, прямо глядя на того, чье имя стало легендой для одних и символом вероломства темного мага для других, чей взлет был громким и кровавым, а падение оглушительным.

* * *

- Так – так, значит, контракт безоговорочного подчинения, - удовлетворенно кивнул через четверть часа Гриндевальд. – Что ж, очень остроумно. Твоя цель достигнута, Том. Существованию твоего хоркрукса ничто не угрожает, при этом мальчик целиком в твоей власти.

- Я мог бы догадаться и раньше, - с видимой досадой проговорил Волдеморт. – Сразу после событий на кладбище два года назад.

- Не так легко догадаться о наличии живого хранилища частички души, которое не создавал специально, - пожал плечами старик. – Подобное случалось с очень сильными магами.

- Для меня удивительно даже не это. То, почему я не могу распоряжаться своей душой, куда более странно. Почему я не могу уничтожить эту часть без опасности для себя?

- Самостоятельно уничтожить свой хоркрукс может только безумец. Попытка убить часть собственной души даже для магглов чревата ее смертью, именуемом у них безумием, - отметив, как скривился гость при упоминании о магглах, Гриндевальд улыбнулся. – Да-да, Том, не хмурься! Магглы додумались до многого, что до сих пор плохо известно магам. В том числе в вопросах, касающихся жизни души. Правда, они не догадываются, что она материальна.

Частичка, покинувшая сосуд, не вернется к тебе. Вот слабое место этого способа бессмертия.

- Я понимаю, что убийство по моему приказу будет, по сути, самоубийством. Но, возможно, стоит мальчишке позволить наложить на себя руки, как он пытался?

- Если ты решишься на утрату еще одной части своей души, позволь. Однако, никто не скажет, в какую субстанцию она перейдет в момент его смерти. Возможно, в какой-то неизвестный тебе предмет, возможно, в кого-то из твоих слуг. И ты не будешь знать об этом. Поттер ведь не убьет себя клыком василиска, так? Не заколется мечем Гриффиндора? Вот еще одно слабое место – невозможность перемещать частички души из одного вместилища в другое.

- Мальчишка все равно смертен.

- Как и твоя змея, Том. Создать живой хоркрукс – одна из самых безумных идей, приходивших в голову кому-либо из магов.

- Я не видел иного выхода. Я был ничем. Мое тело представляло собой жалкую пародию на человеческое существо. Нагини, по сути, была моими глазами, моим телом – сильным и в десятки раз более могущественным, чем мое тогдашнее. Ее яд поддерживал меня долгие месяцы.

О том же, что Поттер стал хоркруксом в момент убийства его родителей, я догадался только год назад. Когда вплотную задумался над природой нашей связи после неудачи в министерстве.

- Сейчас эта связь стала еще теснее. Верно, Том? - хитро прищурил серый глаз Гриндевальд.

- Что ты имеешь в виду, старик? – повысил голос Волдеморт.

- Ничего, Том. Совсем ничего, - ничуть не смутился тот. – Ты не отпускаешь от себя один свой хоркрукс - змею, ты вступил в сексуальные отношения с другим своим живым хоркруксом. Я с интересом понаблюдаю за последствиями.

- Ты удивляешься, что я захотел подчинить себе мальчишку подобным образом?

- Нет. Не один ты поступаешь так, хотя я, признаться, всегда был слишком брезглив для того, чтобы насиловать поверженных противников. Меня интересует другое – чем закончится для тебя такая тесная связь с собственными хоркруксами?

- Почему ты думаешь, что это мне чем-то грозит? – Волдеморт помолчал. – Хорошо, я скажу тебе, Геллерт. Секс с Поттером только подтвердил мои догадки. В присутствии своих живых хоркруксов, при взаимодействии с ними, я чувствую себя сильнее, они как будто отдают мне часть магической силы. Такого никогда не было с другими вместилищами. Их я вообще не чувствую.

- Что ж, если тебя не настораживает не изученность этой связи, продолжай, - кивнул Гриндевальд.

- Ты что-то знаешь, старик, - красные глаза с вертикальными зрачками смотрели изучающе, словно пытаясь проникнуть в мозг сидевшего напротив старца.

- Нет. Я не лгу тебе, Том. Слышал лишь о случаях, подобных твоему, о невольных хоркруксах. И о том, что влечение к ним превращалось в губительную манию у самых сильных магов. Скажи, как часто ты отпускаешь от себя змею в последнее время?

- Раньше я отсылал ее на задания, потом решил, что это не разумно. Однако, это не значит, что я одержим ею.

- Я не настаиваю, Том, - легко согласился Гриндевальд. – Мне, в самом деле, будет интересно наблюдать за твоими экспериментами.

Они помолчали.

- Неужели ты не боишься, что я убью тебя? Ты дерзишь мне притом, что сейчас полностью в моей власти, - с интересом спросил Волдеморт.

- Я уже говорил тебе, Том. Я не боюсь смерти. Тебе не понять.

- Тогда зачем ты соглашаешься говорить со мной? Раньше я думал – хочешь поддержать меня из мести Дамблдору. Но теперь, когда он мертв?

- Мертв? – то ли вопросительно, то ли утверждающе повторил Гриндевальд. – Да, мертв…

- Я бы подумал, что ты надеешься на то, что я помогу тебе обрести свободу. Но и от этого ты отказался.

- Мне нечего делать в вашем мире, Том. Тем более, я не хотел бы зависеть от тебя, - в голосе старца послышались стальные нотки, сгорбленная спина выпрямилась, глаза смотрели ясно и твердо. - В давние времена я мирился только с первой ролью и не собираюсь этого менять сейчас, когда дни мои сочтены. Знаешь, Том, ответ прост. Мне скучно здесь. Ты меня развлекаешь.

Волдеморт напрягся, бледные губы на мгновение сжались в тонкую линию, длинные пальцы вцепились в палочку.

- Не зли меня больше нужного, старик! Не играй с огнем! – прошипел он.

Гриндевальд вновь рассмеялся.

- Прощай, Том, - проговорил он сквозь хохот.

Не удостоив пленника Нурменгарда ответом, Волдеморт обернулся змеей, и через мгновение был уже с внешней стороны башни.

* * *

В это время в кабинет хозяина Малфой – Менора постучались. Люциус недовольно поморщился, отрывая взгляд от финансовых бумаг, на которых только что сумел сосредоточиться.

- Войдите, - пригласил он.

Дверь отворилась. На пороге стоял Гарри Поттер. Руки спрятаны в карманы мантии, глаза из-под нелепых очков смотрят решительно и, с раздражением отметил Малфой, презрительно.

- У меня к вам дело, - сообщил Поттер, по-видимому, не считая нужным тратить время на приветствия.

С трудом справляясь с желанием выставить наглеца вон, Люциус холодно произнес:

- Я слушаю, мистер Поттер.

- Мне надо поговорить с Северусом Снейпом, - сказал Поттер. – Пошлите ему сову.

И, не дожидаясь ответа, удалился.

Малфой только покачал головой. Его совсем не устраивала ситуация, сложившаяся в его собственном доме с появлением в нем Поттера. Но что он мог поделать?



Глава 7Глава 8Глава 9


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni