Шерсть и акрил

АВТОР: Только сказки

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Гарри
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: drama, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Снейп получает подарки от неизвестного доброжелателя. (preslash)

ПРИМЕЧАНИЕ: написано для marsi.


ОТКАЗ: Роулинг принадлежит то, что было придумано ею.




"Шерсть и акрил", - выводит он и откладывает перо. Пусть вышли какие-то каракули, шерсть и акрил - хорошие слова. Сейчас, зимой, тянет закутаться во что-то мягкое. Что-то вроде того, что при нем упаковали в глянцевую бумагу. Осталось написать еще несколько слов - и подарок готов.

* * *

Шерсть и акрил -
Чтобы лето вернулось
В канун Рождества.

Проснувшись, Снейп обнаруживает на столе небольшой сверток. Форточка распахнута - возможно, в доме побывала чья-то сова. Можно было бы сжечь посылку сразу, но ему хочется знать, что в ней.

Карточка со стихами выпадает, когда Снейп разворачивает глянцевую обертку. Нетерпеливый человек разорвал бы бумагу, но он предпочитает действовать осторожно. Времена, когда в каждом присланном свертке он видел подарок, прошли так давно, что о них не стоит и вспоминать. Да он, может быть, уже и не сумеет вспомнить. В последнее время память выкидывает странные штуки...

Тем больше причин быть осторожным.

В свертке оказывается шарф. Длинная, мягкая серо-зеленая лента ложится на стол широкими складками. Прекрасное орудие убийства - функциональное и привлекательное на вид. Алхимик тщательно изучает его. Но шарф не пропитан ядом и в него не вплетены заклинания. Это самый обычный шарф из шерсти и акрила, легкий и теплый. Северус озадачен, но с удовольствием мнет его в руках и даже нюхает. Шарф даже не пахнет ничем, кроме предрождественской распродажи. Смутившись своего ребячества, Снейп прячет вещь в ящик стола.

Шарф и карточка... Все выглядит так, будто кто-то и в самом деле решил поздравить его с Рождеством. Стихи, правда, небезупречны - первой строке не хватает одного слога, но придираться в этой ситуации было бы верхом неблагодарности. Северус призывает перо и долго меряет шагами комнату, подбирая слова, но выразить признательность за подарок ему толком не удается - он отвык от радости и ее слов.

* * *

Шерсть и акрил -
Живое и мертвое.
Что можно вернуть?

Он просыпается, дрожа: с улицы тянет холодом. Должно быть, забыл закрыть форточку за совой. Небо за окном напоминает черный лед, в голове обрывки сна и какая-то тусклая мешанина. Он привычно ерошит волосы - теперь и прическа напоминает воронье гнездо, но тут нет зеркал, да и что на себя любоваться - и шлепает к окну по тощему ковру. Форточка упирается, закрывается не до конца. Что и говорить, этот дом выглядит нежилым. Но, в конце концов, он проводит тут так мало времени, и главное - здесь его никто не потревожит.

Пробормотав "Люмос", он замечает на столе кусочек картона. Это его же стихи, но на обороте есть что-то еще. Неужели ему ответили? Да, это почерк Снейпа! Он разбирает его, даже не щурясь. Никто не знает, а ведь он - почти с тех пор, как Волдеморта не стало, - может читать без очков. Что-то изменилось тогда, в нем ли, на свете ли - ему и самому неясно. Почему он никому не говорит об этом? Да просто потому, что должно же у него быть что-то личное. Только свое. Сколько можно жить напоказ!

"Шерсть и акрил - живое и мертвое", - видит он. Проклятье! Он и не думал, что в его подарке усмотрят напоминание о смерти. Он всего лишь хотел сказать, что был бы рад, если бы их отношения сложились иначе. Что счастлив был убедиться: зельевар не погиб. Он долго не решался поверить в это - но все-таки рискнул и не ошибся, вот он, ответ!..

Он мусолит перо. Как написать, чтобы Снейп поверил: ему хотели сделать приятное? И поразборчивей бы - учителя всегда ругали его за плохой почерк...

Он вспоминает, как выбирал подарок. Разумеется, в магазин нельзя было показаться в своем настоящем виде, и он поменял внешность, а значит, на внимание продавщиц не стоило и рассчитывать. Он и вправду взмок, пока отыскал тот шарф цвета зелени с чуть потускневшим серебром. И еще кое-что к нему. Он прячет это в шкафу, на нижней полке за старыми журналами. В этом доме никого не бывает, но лучше подстраховаться. Карточку с ответом Снейпа он прячет туда же. Не стоит оставлять ее на виду - он никого не хочет посвящать в тайну.

* * *

Зелень и серебро -
Живое и мертвое,
Как шерсть и акрил.

Этим сопровождаются перчатки. Они в той же цветовой гамме, что и шарф.

Обследовав новый подарок, Северус убеждается в его безвредности. Теперь он, морщась и потирая левую руку, разглядывает приколотую к оберточной бумаге карточку. Морщится он не из-за стихов не из-за метки: метка сошла, да и боль уже почти утихла, и Снейпа беспокоит только, что он снова прозевал появление совы. Впрочем, что удивительного... после окончания войны прошло несколько месяцев, а он все еще слаб и часто не замечает, как задремывает даже средь бела дня. Этот сон не приносит облегчения, наоборот, в голове потом словно туман плавает. Иногда после пробуждения ему некоторое время кажется, будто в доме что-то изменилось. Или будто кто-то рылся в его вещах. Может быть, ему было бы спокойней, живи он не один.

А стихи его не тревожат. Отсыл к цветам Слизерина - изящный ход. Кем бы ни был автор, он не лишен фантазии. И пожалуй, Снейп готов воспользоваться подарками. Он все равно собирался сегодня выйти на улицу, а с того дня, когда змея напала на него, он все время мерзнет.

Еще Северуса не оставляет мысль о том, что даритель ему знаком. Он не раз уже видел эти неровные крупные буквы... но за свою жизнь он повидал столько букв, а после мнимой смерти долго ни с кем не переписывался, так что уже почти забыл, чья же это манера - так высоко задирать голову заглавным литерам, а хвостики тех, что уходят под строку, поджимать до безобразия. Кажется, кто-то из его учеников писал если не так, то очень похоже. Северус пока не может сказать, кто именно - в памяти какая-то каша... Яд Нагини подействовал на него сильнее, чем он ожидал. Но помнит он или нет - все-таки ему нравится, что кто-то о нем думает. Он не хотел бы, чтобы эта переписка прерывалась. Она... по-своему согревает.

Он немного отдохнет и обдумает ответ, а потом выберется из дома. Перчатки подождут этого часа вместе с шарфом в ящике стола.

* * *

Оделась зима
В забвение и память,
Как в шерсть и акрил.

Скрывающая форточку занавеска поблескивает капельками влаги. На столе - второй ответ. Сова, видимо, опять улизнула куда-то еще до его прихода. Хорошо бы научить ее закрывать за собой форточку.

Он смотрит в окно. Удивительно, как Снейп угадал: зима сменила наряд! Мир окутан туманом, словно больной воспоминаниями или беспамятством. Надо же, оттепель! Оттепель эта совсем некстати, в оттепель Снейпу ни к чему ни шарф, ни перчатки. Если только он не мерзнет сильнее, чем когда-то в Ховартсе. Тогда зельевар, кажется, не обращал особого внимания на холод. Он, конечно, не щупал его мантии, но отчего-то ему кажется, что они были тонкими.

Но он все-таки отправит и третью вещь. Снейп не случайно упомянул забвение. Забвение - тварь, которая только и поджидает случая, чтобы сожрать тебя заживо. Нельзя, чтобы Снейп вновь почувствовал себя забытым.

Он прячет второй ответ и, потирая отчего-то ноющую левую руку, садится за новое послание.

* * *

И шерсть, и акрил
Хороши по-своему,
Но вместе - лучше.

Для одежды - несомненно. Вот этот пуловер от такого сочетания явно выгадал. Если же думать не только о подарке, вновь подложенном прямо ему на стол, подарке, доставленном опять-таки незаметно... Странно, что почтовая сова ни разу не разбудила его, а?

Так вот, если не только о подарке: теперь Снейп уверен, что каракули дарителя больше всего похожи на почерк Поттера. Однажды, больше года назад, перенося сюда книги, он прихватил и несколько журналов, а с ними - пергаменты с контрольными старшекурсников. И так ничего и не выбросил. Если вытряхнуть хлам из книжного шкафа, можно найти их и сравнить с надписью на карточке. Проделать это не так уж сложно, но... Северус неприятно удивлен тем, как сильно ему хочется держаться от шкафа подальше. Словно именно в этом углу его подкарауливает опасность.

Не отводя взгляда от шкафа, он направляется к окну. Если не закрывать форточку, никакой ковер не спасет - ноги так и будут мерзнуть. Хотя от этого ковра не будет толку ни в каком случае - он давно истерся. Эта мысль Северусу тоже чем-то неприятна. На улицах сегодня людно, но в доме так тихо, что слышно, как под ногами алхимика поскрипывают половицы. Чем дальше - тем тише: воздух в комнате словно сгущается, и Снейп чувствует нарастающее безотчетное желание аппарировать отсюда прочь. Куда угодно. Немедленно. Прямо сейчас, в канун Рождества.

Вспышка и гулкий гром первой петарды за окном - и Снейп исчезает.

* * *

Он обнаруживает себя у окна.

На столе - серый с зеленым пуловер и картонка со стихами. Оберточная бумага, в которую запаковали пуловер в магазине, аккуратно развернута. Зачем он развернул ее? Почему не отправил подарок? Совсем потерял голову с этими праздниками... Впрочем, он даже рад, что еще не отправил - он замечает, что забыл приписать поздравление. Он призывает перо и садится за стол.

Внезапный гром и вспышка петарды за стеклом, тень, скользнувшая по лицу - и он исчезает.

* * *

Снейп проводит рукой по лицу. Что он делает за столом, если собирался искать пергаменты? Впрочем, он ничуть не сомневается - все это пришло от Поттера. Это точно, можно не рыться в шкафу, не шарить под старыми журналами. Но зачем он взял перо? Он не знает, что написать дарителю... что написать Поттеру. Он еще не решил.

В веселый гомон за окном врезается чей-то свист и хохот. Треща и грохоча, взлетает петарда - и глаза Снейпа тускнеют. Его здесь больше нет.

* * *

Он склоняется над карточкой.

"С Рождест..." - выводит он. Очки ему и в самом деле больше не нужны, но буквы выходят кривыми, как у первоклашки. В последнее время он и сам замечает, как меняется его почерк.

Еще одна петарда.

* * *

"... вом", - дописывает Снейп, недоуменно глядя на то, как его рука коверкает привычные значки.

* * *

А Гарри является в Нору незадолго до того, как город расцветает шумом и светом рвущихся петард. Джинни выходит к нему первой.

- С Рождеством, - бормочет Гарри, влюбленно глядя на девушку. Рождество в Норе - праздник общий, но Гарри чувствует: в первую очередь это праздник для него и Джинни. Он хочет сделать ей предложение именно сейчас, в ночь, когда в мир приходит нечто новое. Джинни догадывается, к чему идет дело. Краснея, она вручает Гарри сверток. В нем - связанный ею собственноручно свитер. Джинни все-таки дочь своей матери.

- Вот... Это шерсть и акрил, - неловко поясняет Джинни.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni