Северуса Снейпа не стало

АВТОР: Только сказки

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: humour,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Снейп узнает кое-что о том, как начиналась его жизнь, а мы - о том, как она закончилась.

ПРИМЕЧАНИЕ: написано в июне 2006 года в связи с попытками Мэвис заранее приучить общественность к неизбежной гибели Снейпа. И потому несколько AU по отношению к 7-й книге...


ОТКАЗ: Роулинг принадлежит то, что было придумано ею.




Северуса Снейпа не стало после убийства Альбуса Дамблдора. Гоблины банка "Гринготс" могли бы это засвидетельствовать. В то утро мастеру зелий было доставлено письмо, отправленное из этого банка; а днем Снейп и сам заходил в банк.

Только обратно уже не вышел. Погубило его письмо.

Злополучное послание принесла банковская сова. Знаете, эти гринготские совы такие настырные, словно и сами немного гоблины! Они вас на дне морском разыщут... Ну, вот и Снейпа нашла одна. "Банк "Гринготс". От поверенного в делах покойного сэра Ф. Г. Блэка" - красовалось на принесенном ею конверте.

У Снейпа при виде этих слов засосало под ложечкой. Блэков на его жизненном пути было больше чем хотелось бы, и все они с незаурядной ловкостью привносили в жизнь зельевара хаос и страдания. При этом мертвые Блэки были ничуть не лучше живых, если принять в расчет Сириуса и Регула. А этот новый Блэк был как раз мертвым... Да и от гоблинов тоже милостей ждать не приходилось - а уж гринготские и среди себе подобных славились бесчеловечностью. Словом, для неприятных предчувствий были все основания.

Но письмо начиналось вполне невинно:

"Сим уведомляю Вас, что приложенные документы являются подлинными и в должное время были заверены нотариально. Документы хранились в банке "Гринготтс" с момента смерти их составителя до истечения указанного им срока. Мистер Крюкохват, гоблин, поверенный в делах Фаэтона Гелеоса Блэка".

Документами оказались: составленное по форме завещание сэра Фаэтона (покойный оказался необычайно, даже по меркам Блэков, богат) и - в отдельном конверте - письмо пресловутого Ф.Г.Б. Северусу Снейпу, эсквайру. И с первых же строк этого письма становилось ясно, что означенный Ф.Г.Б. также был необычайно, даже по меркам Блэков, эксцентричен. Ибо без всяких вступлений уведомлял Снейпа, что сделал его своим единственным наследником - полагая означенного эксвайра своим сыном.

Буквы поплыли перед глазами эсквайра, словно после Круициатуса, и дальнейшее он просматривал невнимательно. Меж тем там было о чем почитать: примерно на семнадцати страницах покойник бегло обозначал основные вехи своей бурной, но достойной 148-летней жизни.

Блэк писал о многочисленных увлечениях, авантюрах и приключениях, о рассеянных по миру бесчисленных красавицах, безутешных после расставания с ним, а также о проклятии, некогда полученном им от прекрасной, но вспыльчивой волшебницы. Проклятие это заключалось в том, что у сэра Фаэтона, волшебника патриархальных взглядов, искренне почитавшего институт семьи и брака и то и дело налагавшего на себя брачные узы (увы, всякие раз оказывавшиеся непрочными), рождались только дочери. А состояние и титул в семье Ф.Г.Б. - по завещанию еще его прадеда - передавались только сыновьям.

Волшебники живут долго, напоминал своему потомку сэр Фаэтон, - и в красках изображал предпринимавшиеся им в течение почти девяноста лет попытки снять проклятие несдержанной прекрасной дамы. Попытки эти осуществлялись почему-то всегда при помощи других прекрасных дам. Впрочем, описывались и случаи, когда Блэк привлекал себе в помощь не только людей. Упоминалась, в частности, и некая неотразимая драконица (Снейп тщился вообразить себе плод их любви, но перед глазами стояло только лицо мадам Хуч), а также - восхитительная во многих отношениях супруга одного из служащих "Гринготтса"... ну да, гоблина, а что тут такого? (тут зельевар промокнул вспотевший лоб и вынужден был утешить себя словами "Чего еще ждать от Блэков!").

К концу письма у Снейпа сложилось впечатление, что бОльшую часть из упомянутых девяти десятков лет сэр Фаэтон прожил в свое удовольствие, и лишь потом спохватился, что ни истратить всех денег, ни забрать их с собой в могилу не сможет. Тогда-то он и задумался о наследнике. Во всяком случае, именно этим Северус объяснил себе тот факт, что лишь по истечении упомянутых десятков лет сэр Фаэтон попытался помириться с той прекрасной, но вспыльчивой дамой (вспылившей, кстати сказать, из-за появления у Блэка другой дамы сердца, более уравновешенной, но, с точки зрения первой дамы, значительно менее прекрасной).

Продираясь сквозь автобиографию беспокоящего его покойника, Снейп похолодел, обнаружив, что ненавистный ему с детства Сириус, согласно выкладкам сэра Фаэтона, приходился ему, Северусу, двоюродным дядей, а Беллатрикс и Нарцисса - троюродными бабушками. И уж совсем нехорошо ему стало, когда он прочел длинный и прочувствованный пассаж о сожалениях, которые переполняли в смертный час его... э-э... родителя (увы, Блэк снова и снова настаивал на том, что был его отцом) из-за того, что он, Северус, был лишен положенного ему внимания любящих родственников. Глазами своей души при этом Северус увидал перевернутое лицо Сириуса, ведущего его за руку в Британский музей, и несгибаемую Беллу, вяжущую какой-то бесконечный носок и рассказывающую дорогому внучку длинную, страшную сказку.

Некогда Снейп взял за правило не пить до обеда, но сейчас это правило явно было вредным.

После трети бутылки огневиски дело пошло на лад. Алхимик довольно легко проглотил сообщение о том, что, будучи к моменту примирения уже в летах, та прекрасная, но несдержанная дама не смогла вспомнить, какое именно проклятие накладывала на своего неверного возлюбленного. Все, чего удалось добиться сэру Фаэтону, - так это обещания, что сын у него все-таки появится. Однако во избежание неприятностей наследника следовало отдать на воспитание в чужую семью. Что было не слишком сложно сделать, так как мать Северуса характером отчасти напоминала ту несдержанную даму, с которой все и началось, - а сэр Фаэтон и после рождения сына оставался верен себе и то и дело налагал на себя все новые брачные узы. Увы, чтоль же непрочные...

Итак, вот потому-то он, Северус, настоящий Блэк, вырос в убеждении, что является Северусом Снейпом, заканчивал свое письмо сэр Фаэтон. Хотя лично он, сэр Фаэтон, всегда считал, что его дорогому мальчику следует зваться Арктуром Блэком. Сэром Арктуром Фаэтоном Блэком. И теперь, когда действие проклятия закончилось (ибо он, сэр Фаэтон, умер - и RIP, как говорится), он предлагает сыну сменить имя (желательно поскорее), уйти с работы (обязательно, и лучше тотчас) и вступить в свои права наследника (непременно и ничуть не откладывая).

Для получения наследства Северусу Снейпу полагалось не только выполнить требования завещателя относительно работы, но и предъявить гринготским гоблинам неоспоримые доказательства своего родства с сэром Фаэтоном. Что это должны быть за доказательства, заботливый отец не объяснял, уверяя, будто гоблины сами знают что почем.

С этим спорить было трудно.

Дочитав, зельевар потер лоб, переносицу, подбородок... Но и эти магические действия эффекта не возымели - ничего для волшебника не прояснилось. "А шут с ними, - решил он, допив огневиски, - об Альбусе никто еще не знает, да и в банке меня никак не станут искать. Отправлюсь в "Гринготс", и пусть гоблины решают, как быть!"

И он отправился.

Конечно, Снейп не был бы Снейпом, если бы по дороге в банк не размышлял, что в нем могло быть от Блэков. А впрочем, может быть, что как раз и не был - так как ни до чего стОящего не додумался. Блэков он, по собственному его мнению, напоминал ну разве что цветом волос...

И представьте себе, гоблины заинтересовались как раз волосами.

- Позвольте взглянуть? - трое служащих банка ходили около усаженного на стул Снейпа, как акулы вокруг жертвы, и алчно разглядывали его затылок. - Не могли бы вы убрать волосы вот отсюда и отсюда?

- Да убирайте их хоть все! - махнул рукой зельевар.

И они убрали - одним заклинанием всю шевелюру. Начисто, до блеска - как бритвой обрили.

- Есть! - воскликнул торжествующе старший из гоблинов. - Вот оно! У всех потомков сэра Фаэтона есть такое родимое пятно. Вот, смотрите!

И ловко сунул одно зеркало в руки клиенту, а другое младшие гоблины поднесли сзади - предлагая волшебнику просозерцать уличающий его затылок.

Да, пятно там было - Снейпа, на миг поверившего служащим банка, даже в жар бросило. Но могла ли такая малость считалась решающим доказательством в деле установления родства с Блэками! И он препирался с гоблинами почти час - до тех самых пор, пока в банке не стало известно о смерти Дамблдора, последовавшей, судя по всему, от руки Снейпа.

Гоблины отреагировали на известие странно. Во всяком случае, старший подал знак прекратить все споры.

- Вы наследник. Сэр Арктур Фаэтон Блэк, - заявил он твердо. - Теперь все условия выполнены. Вы больше не захотите носить прежнее имя, вы, несомненно, сын сэра Фаэтона - и вы больше не работаете в Хогвартсе.

В последнем можно было не сомневаться.

Безработный волшебник еще раз взглянул на себя в зеркало. Бритая голова выглядела незнакомой, как будто и вправду могла принадлежать какому-нибудь... извините за вольность, Блэку! Вместе с титулом и деньгами. А вовсе не действующему под прикрытием... стоп! Уже и так не действующему. Гоблин был прав - выбора просто не оставалось.

Так исчез с лица земли Северус Снейп, шпион и сальноволосый ублюдок, профессор зельеварения в Хогвартсе.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni